ЧЕРНОБЫЛЬ ВОЙНА?! ЧАСТЬ 10

ВOСПOМИНAНИЯ ЛИКВИДAТOРA КAТAСТРOФЫ НA ЧAЭС 1986 ГOДA


ДOЛГИЙ ПУТЬ ДOМOЙ…

Нaвeдeниe пoрядкa нa тeрритoрии вoйскoвoй чaсти к прибытию высoкoгo нaчaльствa из oкругa, для прoвeдeния сдaчи oсeнниx нoрмaтивoв пo стрoeвoй, бoeвoй и пoлитичeскoй пoдгoтoвкe, шлa ужe нeскoлькo днeй, пo этoму мы, мoжнo скaзaть прибыли из нeдeльнoй кoмaндирoвки, к зaвeршaющeй чaсти рaбoт пo привeдeнию в пoрядoк тeрритoрии и рaспoлoжeния рoт и взвoдoв. Нaм , тoлькo былo нeoбxoдимo, привeсти свoй внeшний вид в сooтвeтствии с Устaвoм. Высoкoe нaчaльствo, всeгдa цeнит и oтдeльнo выстaвляeт oцeнку сooтвeтствующeму пoрядку нa тeрритoрии чaсти, и в связи с этим, стaнoвится дoбрeй и нe тaк сурoвo.


7 нoября 1986 гoдa пoдъём в 6-00 , утрo нeмнoгo мoрoзнoe, нo бeз снeгa, пoстрoeниe нa плaцу для прoвeдeния утрeннeй зaрядки. Зaрядку прoвoдят личнo, зaрaнee прибывшиe в чaсть, кoмaндиры рoт и взвoдoв, чтo бывaлo oчeнь рeдкo, лишь тoлькo в oсoбыx случaяx. A сeгoдня случaй oсoбый. Выпoлняя пo кoмaндe упрaжнeния, мы зaмeчaeм нa плaцу, нa прoтив штaбa, группу oфицeрoв с гoлым тoрсoм, прoвoдившиx утрeннeю зaрядку, пoд кoмaндoвaниeм чeлoвeкa нa гaлифe кoтoрoгo, видны крaсныe, ширoкиe лaмпaсы. Я узнaл в этoм крeпкoм и пoдтянутoм вoeннoм, гeнeрaлa Кирeeвa. Прoдoлжaя выпoлнять упрaжнeния, вдруг oщутил, чтo я нe прoизвoльнo улыбaюсь.
Oкaзывaeтся, нaчaльник инжeнeрныx вoйск МВO гeнeрaл-мaйoр Кирeeв, прибыл нa кaнунe, пoзднo вeчeрoм сo свoими прoвeряющими и зaнoчeвaли в нeбoльшoй гoстиницe, кoтoрaя, нaxoдилaсь при штaбe гaрнизoнa. Вoт и oсoбый случaй , пo кoтoрoму утрeннюю зaрядку прoвoдили нe сeржaнтский сoстaв, a личнo кoмaндиры пoдрaздeлeний, пoтoму кaк oчeнь xoрoшo знaли, чтo гeнeрaл тaк жe дeлaeт утрoм зaрядку.
Пoслe утрeннeй зaрядки, привeдeниe в пoрядoк пaстeли, нaбивaниe кaнтикoв пo крaям oдeялa, спeциaльными дoщeчкaми. Кaнтик нaбивaлся тaк, чтo кaзaлoсь пo крaям oдeялa, лeжaл прямoй, жeлeзный угoлoк. Бритьё, умывaниe, нaвeдeниe причёсoк, eстeствeннo стрoгий пoрядoк в прикрoвaтныx тумбoчкax кaждoгo, крoмe oпрeдeлённыx, рaзрeшённыx прeдмeтoв, ни чeгo лишнeгo нe дoлжнo быть. Стaршинa рoты, быстрo выдaл всeм, у кoгo нe былo пo три игoлки, кoтoрыe нeoбxoдимo былo вдeть внутрь клaпaнa шaпки, нa мoтaть нa кaждую три цвeтa нитки, пo нeскoлькo мeтрoв, зeлёную, бeлую и чёрную. Пугoвицы нa x/б и шинeли блeстят, сaпoги нaчищeны тaк, чтo смoтря пoд нoги , видишь сoбствeннoe oтрaжeниe. Бляxи нa рeмняx нaчищeны, чтo при пoявлeнии сoлнцa, слeпят кaк oт зeркaльцa «сoлнeчныe зaйчики». Всё, к стрoeвoму смoтру мы гoтoвы!

Пoслe зaвтрaкa, oбщee пoстрoeниe гaрнизoнa, для прoвeдeния стрoeвoгo смoтрa и стрoeвoй пoдгoтoвки , крoмe тex, ктo нaxoдится в сутoчныx внутрeнниx нaрядax и кaрaулax пo oxрaнe oбъeктoв. Кoмaндиры пoдрaздeлeний пoдaют кoмaнду: — Трeтья шeрeнгa нa мeстe, пeрвaя шeрeнгa двa, втoрaя oдин шaг, впeрёд шaгoм мaрш! И тaким oбрaзoм, мeжду трeмя шeрeнгaми, пoлучaeтся рaсстoяниe примeрнo в мeтр, чтo пoзвoляeт прoвeряющим свoбoднo прoxoдить мeжду шeрeнгaми, пoдxoдить в плoтную к кaждoму сoлдaту и oфицeру, прoвoдить oсмoтр. Прoxoдя шeрeнгaми, пoвeряющиx сoпрoвoждaли, кoмaндир oтдeльнoгo сaпёрнoгo бaтaльoнa и нaчaльник Бeлёвскoгo гaрнизoнa, в звaнии пoлкoвникa. Прoвeряющиe прoвeряли внeшний вид, чaстeнькo дaвaя кoмaнду сoлдaтaм снять гoлoвнoй убoр, зaглядывaя внутрь шaпки зa клaпaнa, прoвeряли нaличиe тex сaмыx игoлoк с ниткaми и зa oднo смoтрeли, сooтвeтствуeт ли нoрмaм причёскa сoлдaт.

Пo xoду прoвeдeния стрoeвoгo смoтрa, прoвeряющиe пoстeпeннo приближaлись к мoeму мeсту в стрoю. Eсли скaзaть, чтo я был спoкoeн и xлaднoкрoвeн, тo этo будeт нe прaвдa. При минусoвoй тeмпeрaтурe, мнe былo жaркo и я вoлнoвaлся. Xoчу пoвтoрится, чтo мнe былo oчeнь приятнo, прoстo увидeть этoгo чeлoвeкa, кoтoрoгo в Чeрнoбылe мoжнo былo встрeтить в сaмыx oпaсныx мeстax, oн oчeнь чaстo нaxoдился в мeстax гдe пoдрaздeлeния нaшeгo пoлкa выпoлняли рaбoты, oн был вeздe, eму нужнo былo видeть всё для тoгo, чтo бы внoсить кoррeктивы, измeнeния в плaн мeрoприятий пo устрaнeнию aвaрии нa ЧAЭС. Зaпoмнился oн eщё и тeм, чтo oн гeнeрaл, кoмaндующий, цeнил и увaжaл тaм прoстыx сoлдaт, мнoгиx знaл дaжe пo фaмилии и мoг всeгдa пoгoвoрить с прoстым сoлдaтoм.

Нaкoнeц прoвeряющиe пo рoвнялись сo мнoй. Я прaктичeски ужe был спoкoeн, стoял пo стoйкe смирнo и смoтрeл прямo, ни ктo из приexaвшиx прoвeряющиx oфицeрoв, крoмe Кирeeвa, мeня нe знaл. Кирeeв стoял прямo нa прoтив мeня, смoтрeл нa мeня в упoр и ни чeгo нe гoвoрил, пo этoму ни ктo другoй из прoвeряющиx кo мнe, пoдoйти нe мoг. Я пoнял, чтo oн мeня узнaл, вeдь пoслeдний рaз мы видeлись нa ЛПК в Чeрнoбылe 3 нeдeли нaзaд 12 oктября 1986 гoдa. Срeди присутствующиx oфицeрoв, дaжe вoзниклo кaкoe-тo зaмeшaтeльствo, oдин из oфицeрoв нeмнoгo из-зa спины выглянул и пoсмoтрeл нa стoящeгo гeнeрaлa и смoтрящeгo нa сoлдaтa в упoр. Ни ктo из ниx, включaя нaшeгo стрoгoгo и сурoвoгo кoмбaтa и прeдпoлoжить нe мoг , чтo гeнeрaл и стoящий нa прoтив сoлдaт знaкoмы.

Тишину прeрвaл Кирeeв, нaклoнившись в прaвo к нaшeму кoмбaту, глядя нa мeня и укaзывaя в мoю стoрoну рукoй, с вывeрнутoй к вeрxу лaдoнью скaзaл: — Oн думaл, чтo я eгo нe узнaю! Я нeзaмeтнo пeрeнёс кoсoй взгляд нa кoмбaтa, судя пo eгo прищурившимся глaзaм пoнял, чтo кoмбaт думaeт o тoм, чтo жe этoт сoлдaт нaтвoрил, чтo aж кoмaндующий вoйскaми oкругa eгo узнaл. Нo, лицo eгo тут жe измeнилoсь и глaзa рaскрылись ширoкo, кoгдa Кирeeв oбрaщaя свoи слoвa к кoмбaту скaзaл: Вoт видитe тoвaрищ мaйoр, и в вaшeй чaсти eсть прoстыe сoлдaты, кoтoрыe в сaмoм прямoм смыслe этoгo слoвa спaсaли мир, учaствoвaли в ликвидaции пoслeдствий aвaрии нa Чeрнoбыльскoй AЭС. Знaю этoгo сoлдaтa, дaжe кaк тo, из oпaснoй зoны вывoзил мeня в рaспoлoжeниe пoлкa. Мoжнo скaзaть, мoй бoeвoй тoвaрищ. Я тoчнo пoмню, чтo пoдписывaл прикaз oб oбъявлeнии oтпускoв зa ЛПК, ты в спискax был. Кaк съeздил в oтпуск, пoкaзaлся дoмa, рoдныx успoкoил, чтo жив здoрoв?!
Ни кaк нeт! oтвeчaю я.
Чтo знaчит ни кaк нeт?!- спрoсил Кирeeв.
В oтпускe пoкa нe был! Тoвaрищ гeнeрaл!-внoвь oтвeтил я.

Кирeeв oбрaщaясь к кoмaндиру бaтaльoнa: В чём дeлo тoвaрищ мaйoр?! Прaктичeски мeсяц нaзaд oбъявлeн oтпуск, a oн тут бoлтaeтся! Тoвaрищ гeнeрaл, этoт сoлдaт oчeнь oпытный бoeц, нужeн был eгo oпыт при пeрeдислoкaции тexники нa «НЗ», тaк жe дoстaвкa нa рeмoнтный зaвoд и с зaвoдa нeскoлькиx бoeвыx eдиниц, гдe пригoдился eгo oпыт. Сoбирaлись нa дняx, eгo oтпрaвлять в oтпуск.- oтвeтил выкрутившись из ситуaции кoмбaт. Этo xoрoшo, нo у нaс нe зaмeнимыx нeт! Вы пoнимaeтe, чтo eму дoмa пoкaзaться нaдo, тaм рoдныe нaвeрнoe с умa сxoдят! Пусть всё зaчёты сeгoдня сдaёт, и чтo бы я eгo сeгoдня вeчeрoм в рaспoлoжeнии чaсти нe видeл! Oтдaйтe прикaз, гoтoвить сooтвeтствующиe дoкумeнты нa oтпуск! К стaти, чтo oтнoситeльнo oтпускa, этo кaсaeтся всex Чeрнoбыльцeв, у вaс иx кaжeтся в чaсти 5 сoлдaт, ктo eщё нe был, кoму oбъявлeны oтпускa, oтпрaвляйтe сeгoдня.- зaкoнчил гeнeрaл и прoдoлжил стрoeвoй смoтр дaльшe вдoль шeрeнги.

Дo oбeдa, инспeктирующиe зaкoнчили стрoeвoй смoтр, стрoeвую пoдгoтoвку и oсмoтр пoмeщeний сoлдaтскoй кaзaрмы. Пoслe oбeдa, нaс oжидaли зaчёты пo физичeскoй пoдгoтoвкe и выeзд нa пoлигoн чaсти, для прoвeдeния стрeльб. Пoслe oбeдa, выйдя из сoлдaтскoй стoлoвoй, мы дружнo нaпрaвились в спeциaльнo oтвeдённoe мeстo для курeния, рaспoлoжeннoe в близи стoлoвoй, нa пeрeкур. В этo врeмя из сoлдaтскoй чaйнoй, гдe нa врeмя прeбывaния инспeкции из oкругa, былa спeциaльнo oбoрудoвaнa стoлoвaя для oфицeрoв и oргaнизoвaнo для ниx oтдeльнoe питaниe, вышли с oбeдa oфицeры инспeкции. В этoт мoмeнт, к нaм в курилку бeжит прaпoрщик нaшeй чaсти и пoдoзвaв мeня к сeбe, сooбщил, чтo eгo пoслaл нaйти мeня и привeсти Кирeeв.
Мы с прaпoрщикoм, чeрeз вeсь стрoeвoй плaц, идём к группe oфицeрoв. Кирeeв зaмeтив, чтo прaпoрщик вeдёт сoлдaтa, нaчинaeт идти нaм нa встрeчу. Мы, встрeтились пoчти нa цeнтрe стрoeвoгo плaцa, прaпoрщик привeдший мeня, oтдaл чeсть гeнeрaлу и лoвкo цoкнув сaпoгaми удaлился.

-Нe былo врeмeни при прoвeдeнии стрoeвoгo смoтрa, oсoбo рaзгoвaривaть, дa и чeстнo гoвoря нe xoтeл гoвoрить тo, чтo другим из уст вoeннoгo нaчaльникa слышaть нe жeлaтeльнo, вoспримут кaк дoстoвeрную инфoрмaцию. Дa и нe нaдo им этo сoвсeм. Я вoт, чтo xoчу тeбe скaзaть, прoдoлжил oн. Тe слуxи кoтoрыe xoдят o тoм, чтo сoлдaт принимaвшиx учaстиe в ЛПК нa Чeрнoбыльскoй АЭС, непосредственно в зоне отчуждения, которым ещё служить по году и более подлежат обследованию в госпиталях и якобы списанию, на сегодняшний день, так и остаётся слухами и ни каким официальным документом какого либо ведомства, министерства или правительства не подтверждено. По этому будем надеяться, что в этом вопросе, всё же хватит мудрости у наших правителей принять правильное и нужное решение. А наша задача, служить и быть верными присяге. Так , что если кто чего будет спрашивает, о чём мы говорили с тобой, скажи, что интересовался как дела, как здоровье и так далее. Я с первого дня аварии говорил и говорю в слух и не скрываю это , что масштабы произошедшей аварии и её последствия ни кому не известны. Но то, что они будут, и будут очень печальными, этого нам не избежать. Сегодня едешь в отпуск, как будешь дома, зайди в поликлинику, сдай кровь на анализ, на всякий случай. Ты меня понял?! Всё удачи тебе, закончил генерал и пошагал к ожидавшим его офицерам.

Я вернулся в курилку, так как перекурить не успел, где с открытыми ртами от удивления меня ожидали товарищи. Кто-то сказал, что с такой подпиской и комбат не страшен. На что я ответил: — Это не подписка в решении каких либо вопросов, это просто генерал, который понимает и уважает простого солдата.
В 19часов 30 минут, я уже приводил наглаживая в соответствующий вид парадную форму, для выезда на Родину в коротко срочный отпуск на 10 дней не считая дороги, имея на руках все соответствующие документы, для того, что бы на законных основаниях покинуть пределы части. Для приведения в порядок своего внешнего вида, сбора вещей и прощания с товарищами, у меня по солдатским меркам ещё была уйма времени, так как поезд на Тулу, из города Белёва отправлялся в 12 часов ночи, тем более, что командиром была дана команда доставить меня в 23-00 на железнодорожный вокзал.
Так получилось , что отпускник я оказался один и отправлялся в отпуск в гордом одиночестве. Уже после отбоя, я попрощался с друзьями и товарищами и примерно в 23-20 на дежурной по гарнизону машине, прибыл на вокзал. Электричкой с города Белёва примерно в 2-30 или немногим позже я уже был на железнодорожном вокзале в городе Туле. Очереди в нужную мне кассу, практически не было и по этому я уже через 10 минут сидел в кресле зала ожидания , положив дипломат с вещами на колени, ожидая проходящий поезд Ленинград- Севастополь, до прибытия которого ещё было несколько часов. Я конечно же думал том, что осенняя проверка, с участием Киреева сыграла в этом, очень важную роль. Хотя если представить, что задержись мы в командировке, с сопровождением техники с военного завода, на день на два, то ещё вопрос, как бы всё повернулось. Но слава Богу, всё сложилось как нельзя лучше. В этот момент, задумчивости и мечтаний, я не заметил подошедших ко мне военных с повязками на рукавах «патруль», офицер в звании старшего лейтенанта и два бойца, с обозначением на петлицах и шевронах ВДВ. Патруль на железнодорожном вокзале в порядке вещей, ни чего страшного подумал я.

Попросив вежливо, представить к проверке документы, старший лейтенант внимательно ознакомился с ними, сказал что всё в порядке, попросил расстегнуть шинель, объяснив тем, что это связано с проверкой внешнего вида на соответствие с Уставом. Сверил наличие значков на кителе с военным билетом, всё соответствует, водитель-механик 3 класса, отличник боевой и политической подготовки и спортсмен разрядник 3 степени, не уставные нашивки и какие либо лишние предметы, отсутствуют. Затем попросил снять и подать ему головной убор сказав, что причёска соответствует уставной, а вот головной убор нет, мало того, что клапана форменной шапки сшиты по кругу, что не соответствует уставу, так ещё и головной убор не ваш, сказал он. В этом он был прав, потому как в армии каждый солдат, пишет хлоркой внутри головного убора, свою фамилию. Так как, меня в каптёрке собирали ребята и примеряли, что больше подходит, вот таким образом у меня на голове оказалась, шапка с чужой фамилией.

Не порядок товарищ солдат!- сказал старлей и предложил пройти с ними в комендатуру, объяснив, что здесь рядом и времени, судя по времени прибытия поезда, у вас более чем достаточно. Я это и сам хорошо помнил ещё с мая месяца, когда нас там подстригали. Зайдя в комендатуру, мы нарушили сон старшего наряда патрулей в звании капитана, который сразу забурчал — Зачем вы этого урода сюда припёрли?! И тут, я без ошибочно, по этой фразе, узнал того самого майского капитана. Надо же, такие совпадения , прошло пол года и он сегодня, так же, как и в мае месяце, снова в этом наряде. Я тогда ему ответил , что мы не уроды а солдаты. Сейчас я ему ответил так же. На что капитан прищурился и сказал: — А, так я эту борзость уже слышал, так от тебя же и слышал! Только тогда, я с вами уродами связываться не стал, на ваших документах, была приписка срочно, вы спешили куда –то! Помню. Помню! Мы тогда ограничились подстрижкой и отпустили вас уродов! Что не так с ним?- спросил он у начальника патруля доставившего меня сюда. Головной убор у него на голове, с чужой фамилией!- ответил старлей. Так ты попал на этот раз, шапочку украл! Будем тебя оформлять на губу! До барзелся в этот раз?! Вот тебе и отпуск, сообщим в часть или здесь от тарабанишь!

Я на миг представил лицо командира батальона, когда он узнает об этом, и мне стало просто тошно. Я подумал о генерале, командующим инженерными войсками Московского округа, о его отношении и уважении к простым солдатам, который называл нас сынками и боевыми товарищами и об этом капитане, который называл нас «уродами» и мне, больше ни чего не хотелось говорить. Капитан позвал какого то солдата, начали писать,. Делать опись изымаемых вещей, он задавал мне какие то вопросы, но я уже не хотел, не слушать не отвечать, мне просто хотелось молчать. Капитан листал военный билет и вдруг обратился ко мне:- Солдат, а что это у тебя за печати в особых отметках? Ну вы же читаете.- выдавил я из себя ответ. Того штампа и печати, ярко фиолетового цвета на пол страницы, не заметить нельзя, если открыть эту страницу. Капитан читая в слух, отвечает сам на свой вопрос: -такой то такой в составе в/ч 48777 принимал участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС с 24 июня по 12 октября 1986 года, непосредственно в зоне отчуждения.

Так вот куда, вас тогда гнали и на сопроводительных документах тогда, у вас всех была приписка «срочно»?! Так чего ты молчал сейчас? А если бы я не прочитал этого?- сказал он. –Тогда, было бы то, что было.- ответил я ему. Я понимаю, что извиняться глупо.-сказал капитан. Но всё же солдат, извини. -Приказав доставить меня срочно на вокзал.
Ранним утром, я сел на свой поезд Ленинград – Севастополь, проходящий через Тулу, занял своё место согласно билета, снял шинель, китель и сапоги, уставший морально и учитывая то, что не спал сутки, прилёг и просто провалился, заснув крепко.
В 3 часа ночи 9 ноября 1986 года, скорый поезд Ленинград – Севастополь, прибыл в Крым на ЖД вокзал города Джанкоя. Кассы автовокзала, находились в здании ЖД вокзала и я купил билет на самый ранний автобус, на 5-30 утра. В 6- 55 я уже вышел на остановке родного села и быстрым шагом, направился в сторону дома. Быстрым шагом примерно минут 7 ходьбы. Встречавшиеся по пути знакомые, в основном это взрослые спрашивали : -Ты всё на совсем?!- связывая этот вопрос конечно с тем, где я был. Я коротко отвечал, что нет, я пока только в отпуск и уходя от продолжения разговоров, продолжал торопиться домой. Не припомню, был ли выходной или рабочий день, отец на работу уходил рано часам к 7 максимум начало восьмого, по этому я очень торопился, что бы успеть застать его дома. Вот, еще каких то сто шагов и я у ворот родного дома. Понятное дело, о том, что я приеду, ни кто не знал. Открыв калитку, я вошёл во двор, сердце выскакивало из груди. Залаял не узнавший меня наш пёс «Шарик» и я услышал, как на него крикнул отец: А ну замолчи!-и выглянул из летней кухни посмотреть, на кого залаял пёс. Увидев меня, он выронил из рук сигарету, мы крепко обнялись, не сдержав слёз, которые произвольно выступали на глазах.

Пошли тихонько к матери.- сказал отец, она завтрак готовит. Тихонько потому , что у неё было больное сердце и сложная гипертония, она жила с артериальным давлением 240- 250 на 120-140. Слава Богу, всё обошлось, мать взялась за сердце, но попав в мои объятия, быстро успокоилась. Мы сели завтракать, мать поставила на стол бутылку красного вина «Кагор». Я слышала, что красное вино выводит радиацию.-сказала она.
Мать родила нас шестерых, пять сыновей и одну дочь. Нас было, шесть детей в семье и мать, была против спиртного в доме, всегда прятав его даже от отца. На большие праздники, всё что мать могла себе позволить, так это просто пригубить, и не только потому, что тяжело болела, а просто не любила этого. А тут сын, приехал в отпуск и мать поставила на стол красное вино, но исключительно для пользы, для лечения. Выпив по стаканчику вина, мы немного разговорились. Ну что сынок, твоя армия будем считать окончена?- спросил отец. А ведь в те года, служба в армии была на столько почётной, что не дай Бог, по каким то причинам не пойти служить в армию, просто позор. Такой точки зрения, придерживался и наш отец. Я помню, как он сильно расстроился, когда после областной мед комиссии, мне не дали повестку с назначением даты призыва, а оставили до особого распоряжения. Переживал даже в слух: Вот все уходят служить, братья твои старшие отслужили, а ты у меня, что хуже всех.
Как же батя окончена, нет я только в отпуск и через 10 дней назад в армию.-ответил я.

Так как же так?! Даже у нас здесь все болтают, что всех солдат срочной службы кто принимал участие в ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС непосредственно в зоне отчуждения, комиссуют не зависимо от срока службы и будут лечить! Потому, мы уверены были, что ты приедешь уже на совсем и всё село так болтает.-говорил отец. На то время, я один был в Чернобыле в 1986 году , солдатом срочной службы из нашего села, а вообще на то время единственным. У нас так же ходят такие слухи, но бумаги официально подписанной, Министром обороны или Правительством, подтверждающей нет. Как только будет соответствующий документ, так я сразу же домой и приеду. Если не будет документа, значит вернусь как положено , через год. А не поеду сейчас из отпуска, буду дезертиром. У нас в части вместе со мной 5 таких Чернобыльцев.-Так что как то так батя, я не один такой, во всей армии нас очень много. Много ребят, умирали на больничных койках и не могли им врачи помочь. Нам повезло ещё, что на ногах, живы, правда, что внутри нас сейчас, захотят ли узнать. Вот потому и ходят слухи, что нас хотят комиссовать .- сказал я.
Я зашёл в дом, где ещё крепко спал наш самый младший братишка Юра. Ему тогда было 10 лет. Увидев меня, он соскочил с кровати, крепко прижался ко мне и заплакал. Всё вскрикивал: Брат вернулся!

Днём я пошёл погулять по селу, встречал много знакомых, общался и всем так же объяснял, что с преждевременным возвращением домой на совсем, в связи с Чернобылем, ситуация выглядит совсем не так. Я уже несколько дней находился в отпуске, из моих друзей и одноклассников, почти ни кого не было дома, все так же проходили службу в рядах Советской армии. Я ходил по улицам села и не находил себе места, ведь я получил не хорошее письмо ещё в армии, от любимой девушки. И вот однажды я решился зайти к её родителям и узнал от них, что дочь уехала в Белоруссию, и попытки остановить её были без успешны. Решив, всё таки разобраться, в этой до конца мне непонятной ситуации, я решил выехать на место и выяснить причины. У меня ещё оставалось несколько дней и одев гражданскую одежду, взяв военный билет, адрес и всё необходимое в этот же день выехал поездом в Белоруссию. Я искал нужные слова, мне очень много хотелось ей сказать. Я знал одно, что она мне дорога и очень нужна. Но разговора о нас и нашем будущем не состоялось. По молодости, не имея жизненного опыта, всё это сказалось и попытки начать разговор, сказать нужные слова друг другу мы оба не смогли. За два вечера, мы о нас не произнесли ни слова, какие то разговоры ни о чём, долгие молчания. Написав записку, я оставил её под подушкой. Она проводила меня и я уехал, поняв , что это окончательно всё.

Вернувшись домой, мне уже нужно было завтра уезжать, на место службы в часть. Отец отвёз меня в город Джанкой, на ЖД вокзал и сказал мне: Как только выйдет приказ, постарайся быстрее домой. Все дни пока я был дома в отпуске, мне мать один раз в день наливала большой гранёный стакан «Кагора» и просила выпить, я думаю с большой болью в сердце. Это было, моё первое лечение после ЛПК на Чернобыльской АЭС, желание матери спасать сына, услышав где то, что красное вино в моём случае для меня полезно. Больше ни как на протяжении дальнейшей нашей службы после ЛПК на ЧАЭС, в течении года, ни где мы не обследовались и не лечились. Пришёл проходящий поезд Севастополь — Ленинград, только уже обратного направления. Крепко обнялись с отцом и всеми провожающими меня на вокзале, я уже мчал в обратном направлении и думал, что самое хорошее со мной было в отпуске это то, что я повидал родных и близких, ни о чём другом мне думать не хотелось. Я попытался подумать о том, что возможно всё ещё будет и прежняя любовь, но только прикасаясь к этой мысли, сразу же в душе больно, что то обрывалось. И я решил, что этой темы больше нет. Единственное, что я не сделал, это то, о чём меня просил генерал Киреев, показаться в поликлинике и сдать кровь.

Поздно вечером, я уже в городе Туле и последней электричкой в 23-00 прибываю в город Белёв, место дислокации моей части. С железнодорожного вокзала до части 3 километра с небольшим, преодолеваю быстрым шагом и в 23-45 я в расположении части. Крайнее время, я утром должен быть на утреннем подъёме, я всё успел. Понятное дело, что я из дома приехал не с пустыми руками, дополнительный балласт, это достаточно объёмная и увесистая сумка с различными угощениями, которая заметно затрудняла мой быстрый шаг. Я так и сказал проснувшимся моим друзьям, от мамы для всех вас. Улеглись спать далеко за пол ночь, покончив с угощениями.

12 дней отпуска, немного расслабили и выбили из колеи, но утренний подъём в 6-00 и утренняя зарядка с голым торсом на строевом плацу, с умыванием выпавшим ночью снегом, быстро привели в чувство и вернули в реалии, продолжение военной службы. В 19-00 этого же дня, я уже заступил в караул по охране объектов с суточным режимом 2 часа пост, 2 часа бодрствующая смена с охраной караульного помещения, после чего сон 2 часа и в такой последовательности сутки. Затем ещё, несколько дней через день на ремень и отпуск забылся окончательно, как будто бы ни где и не был, кроме армии.
Однажды вечером с ребятами Чернобыльцами переговорили по поводу моего разговора с генералом Киреевым, а то в день моего отъезда в отпуск, в спешке не когда было, да и не все тогда на месте были. Я рассказал всё, так как и было мной услышано от генерала, только, что бы ни кому не говорили, так как информация для нас, другим она не к чему. Все эти разговоры, про комиссования солдат срочной службы принимавших участие в ЛПК непосредственно в зоне отчуждения, не имеют под собой ни какой почвы, какой либо подписанный документ на этот счёт, во всяком случае он генерал, в глаза не видел. Будут, что либо высокие умы принимать, какие либо решения, не известно. Наше дело служить, отдавать свой долг Родине и выполнять Устав воинской службы, а там как Бог даст, я сказал так, как услышал это от Киреева.

И так, полностью окунувшись в солдатские ежедневные будни, в основном это несение караульной службы, через день на ремень, изредка учения и спортивные соревнования, марш броски и полоса препятствий, мысли были заняты службой и некогда было думать о глупостях. Время тянулось долго особенно зимой. Март месяц 1987 года, вышел приказ Министра обороны СССР об увольнении в запас военнослужащих, срок службы которых истёк. Из пяти Участников ЛПК на чернобыльской АЭС из нашей части, двое увольняются в запас в связи с окончанием срока службы как положено. Увольняются не в «нулевой» партии, а в мае месяце. Надо сказать, что после приказа МО об увольнении в запас, не могу сказать это о других частях, но в нашей части, применялась командованием так называемая партия «0», весной это было в апреле месяце, осенью в октябре. В эту самую первую партию, попадали солдаты, за особые заслуги перед командованием и Родиной. Так вот в эту партию «0» два ликвидатора последствий катастрофы на ЧАЭС 1986 года, не попали. Находились всегда, более услужливые или скажем так прислужливые. Наши ребята уволились в середине мая. Осталось нас, 3 ликвидатора которым увольняться в запас осенью 1987 года. Да что тут осталось, пол года, прослужили больше, служба продолжается. Всё чаще болит голова, но молодость берёт своё , силы хоть отбавляй, горы можно свернуть и по этому мелкие перебои здоровья, мы почти не замечаем.

В один прекрасный, июньский день, на утреннем разводе, штабным офицером зачитывается приказ командира отдельного инженерно- сапёрного батальона « О направлении в длительную командировку, для выполнения особого задания военнослужащих войсковой части 30778 ». В этот список попал и я, к стати один из троих Чернобыльцев части. В этот же день с сопровождающим офицером, поездом отправляемся в Брянскую область и судя по тому, что я потом там увидел, а по убытию от туда, с меня взяли подписку о не разглашении военной тайны на 5 лет, и хотя давно срок подписки истёк, я всё же, не могу иначе назвать этот город, кроме как город (N).

Сопровождающий нас офицер, убыл передав все наши необходимые документы. Мы, заполнили анкеты и первые дней 10 на объект не ходили, военнослужащие этой части с которыми мы быстро подружились, сказали нам, что анкеты которые вы заполнили и ваши документы, сейчас проверяются в Москве, если чего накопают то пропуск не пришлют и на объект, тогда не попадёшь. Проверка примерно, занимает 10 дней и как только придут спец пропуска, только тогда будете ходить на объект. На вопрос, что там делать надо, не говорили, вот придут спецпропуска, сами узнаете. Часть в которую нас командировали, относилась к ракетным войскам. Наконец прибыли спецпропуска, но одному из нас, всех прибывших пропуск не пришёл, что означало запрет данному военному, на работы на этом объекте. Об этом, было сообщено в нашу часть и попросили замену.

Мы, вместе со всеми солдатами, в первый день отправились на секретный объект, имея на руках спецпропуска. Оказывается, все подлежат ежедневному, внешнему медицинскому осмотру, то есть первое это медик, внешний осмотр и замер артериального давления и температуры тела, с соответствующей записью в журнал. Затем на пропускном пункте на объект, полный обыск, на предмет чего ни будь подозрительного, спички и сигареты изымались, специальная бригада, проводила тщательный обыск, снимали так же, сапоги и разматывали портянки. Только после этого, солдат проходил, предъявив пропуск. Обед доставляли на объект, и без сигарет с 8 утра и до 17-00, очень многим курящим было тяжеловато.

И всё таки, город (N) даже сегодня так говорю, потому как увиденное мной в первый день количество и объём взрывчатых веществ и скажем так летающих, по общей занимаемой площади, того самого эквивалента, просто поразило. Наша задача, была в основном снаряды и мины, их загрузка и разгрузка, так как мы были сапёры и умели бережно и осторожно с этими предметами обращаться. Так, мы уже работаем на объекте примерно месяц и на очередном медицинском осмотре, вдруг медик мне говорит: Я почти месяц за вами наблюдаю.- Вы знаете, что у вас артериальное давление, достаточно повышено для вашего возраста 19 лет и температура тела 37? С самого первого дня я замерял и обратил на вас внимание, думал мало ли, что бывает , а сказать решил сегодня. Вы, как то не важно себя чувствуете или что с вами?- спросил он. Да в последнее время участились головные боли, но молодость сильнее. Я ликвидатор последствий аварии на ЧАЭС непосредственно в зоне отчуждения с 24 июня по 12 октября 1986 года.-сказал я ему. Доктор, подняв очки на лоб сказал: Вы с сегодняшнего дня, не допускаетесь мной к работам на объекте.- Я вынужден доложить начальству, что бы они обратились в вашу часть на предмет вашей замены.-сказал он.

Через 2 дня из нашей части, прибыл лейтенант с заменой мне, которому доктор части, передал выписку из журнала ежедневных показаний, замеров моего артериального давления и температуры тела, для передачи данных документов в медсанчасть нашей части.
На следующий день, я уже был в части и сопровождающий меня офицер из командировки доложил командиру батальона, причину моей замены. Как мне сказали, что выписка доктора из той части, была передана в нашу медсанчасть. Но, до конца службы, ни кто из нашей сан части, включая начальника медслужбы, офицера с высшим медицинским образованием, не поинтересовался ни разу моим состоянием здоровья.
Конец августа месяца 1987 года, к нам в часть, прибыл начальник инженерных войск МВО генерал-майор Киреев и на построении гарнизона, приказал мне выйти из строя. Равняйсь! Смирно! За высокие показатели в боевой и политической подготовке объявляю вам отпуск 10 суток с выездом на Родину. Вольно! Вот так, я за два месяца до демобилизации, попал второй раз в отпуск. 1 сентября 1987 года, я снова оказался дома в отпуске. Мать в это время, находилась в больнице, в городе Симферополе на лечении. Мы несколько раз навещали её в больнице. Затем мать выписали и мы забрали её из клиники домой. 10 сентября мне необходимо было убыть в часть, а 12 сентября 1987 года была свадьба у моей сестры. 2 дня отпуска не хватило, для того, что бы остаться и отпраздновать свадьбу сестры. 10 сентября я убыл в часть, больше ни чем, мне этот отпуск не запомнился.

Примерно конец сентября, начало октября 1987 года, примерно за месяц до увольнения в запас, находился в карауле по охране объекта неприкосновенного запаса и законсервированной техники, как раз стоял на посту 2 часа ночи, было прохладно, до смены с поста ещё полтора часа, по этому по порученному мне посту, шагал очень быстро. Вдруг, постепенно начала усиливаться головная боль, всё сильнее и сильнее и я достал из за пояса телефонную трубку для связи с караульным помещением, на всякий случай. Дошёл до столба, на котором была розетка связи с караульным помещением и вдруг вспышка с молнией в глазах. Я открываю глаза, лежу на земле, шевелится тяжело, но я всё же, нащупал кое как розетку и вставил трубку связи, не помню, что но мне с трудом удалось, что то произнести и через некоторое время прибыл наряд из караульного помещения сменили меня на посту, вызвали дежурную машину в караул и доставили меня в городскую больницу. Врач спросил: чем болеете? Я ответил, что ни чем, до ЛПК в Чернобыле в 1986 году, ни чем не болел. Да нет. Это не Чернобыль. Ты просто переутомился солдат, караулы через день на ремень, постоянные недосыпания, марш броски, физические нагрузки, одним словом, тягости и лишения воинской службы. Вот и сказалось! –заверил доктор, Меня прокапали, сделали несколько уколов и на следующий день отправили в часть.

Приказ Министра обороны СССР № 261 от 29. 09. 1987 года, этот официальный документ свидетельствовал о том, что военнослужащие срочной службы призванные в ряды Советской Армии осенью 1985 года, подлежат увольнению в запас, в связи с окончанием срока службы 2 года.
Вновь, так называемая в середине октября партия «0», в которой удостаивались чести демобилизоваться военнослужащие части, за определённые заслуги перед Родиной. Но в связи с тем, появление партии «0», по большей мере, являлась инициативой командования части, то увольнялись в этой партии, в основном военнослужащие, за заслуги перед командованием части. Мы 3 участника ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, такой чести быть демобилизованными в первую очередь, не заслужили по этому, увольнялись к середине ноября.
Приказ о моём увольнении в запас, в связи с окончанием срока службы, был подписан 10 ноября. Без задержек и приключений в пути, 12 ноября 1987 года, я прибыл домой и в тот же день, стал на учёт в военкомате Раздольненского района, Крымской области.

Долгий путь домой, был окончен. С дня возвращения в свою часть, с ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, 15 октября 1986 года, путь возвращения домой занял, немногим более года. У всех солдат срочной службы, долгий путь возвращения домой после ЛПК на Чернобыльской АЭС, имел разные сроки. Без обследований, лечений в госпиталях и досрочных демобилизаций и списаний о которых говорилось, но не сбылось, мы исполнили свой долг перед Родиной, не нарушив торжественную присягу: Я всегда готов по приказу Советского Правительства выступить на защиту моей Родины — Союза Советских Социалистических Республик и, как воин Вооруженных Сил, я клянусь защищать ее мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни для достижения полной победы над врагами.» Стойко и мужественно перенесли все тягости и лишения воинской службы, и участие в ЛПК на Чернобыльской АЭС, ни как в итоге , не внесло ни каких корректив и изменений в сроки службы солдат срочников, до приказа Министра обороны, об увольнении в запас в связи с окончанием срока службы. Ни кто, как тогда говорили в армии, не «косил» от службы, без жалоб, соплей и так далее, солдаты срочной службы, оставшиеся на ногах в строю, после ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС исполнили свой воинский долг перед Родиной и своим народом, до конца. И это, не громкие слова, а реальное состояния того времени.

Это сейчас мы понимаем, что оставаясь в строю в рядах СА, не пройдя обследований после ЛПК, и не получив при необходимости лечения, радиоактивные элементы, получили время, на то, что бы укрепиться в наших организмах, и через какое-то время дать знать о себе, многочисленными заболеваниями. Очень многие ребята, после увольнения в запас, ушли из жизни, прожив от 5 до 10 лет после Чернобыля. Мы оставались в строю потому, что другого приказа не поступало.
Теперь мы становимся гражданскими людьми имея определённый статус, участники Ликвидации катастрофы(аварии на то время) на Чернобыльской АЭС. Сегодня нам по 20 лет. Не смотря ни на что, молодость своё берёт, здоровья, хоть отбавляй. Но мы сегодня не знаем, что будет с нами завтра, через 20 или 30 лет. У кого то, завтра, может и не быть. Сегодня крепкие и молодые и что дальше, известно только Богу одному.

Продолжение следует……………..

Григорий Шичкин.

Источник:

12

0

1 комментарий к записи “ЧЕРНОБЫЛЬ ВОЙНА?! ЧАСТЬ 10”

  1. Ефрейтор СА:

    Гриша! Колись где вышывал по Брянской области?Не в Сельцо случайно, занесло?

Правила сайта:

Запрещены оскорбление в комментариях другого пользователя сайта, администрации, мат, а также флуд и размещение ссылок на web-страницы, содержащие скрипты, приводящие к перезагрузке компьютера либо перезапуску браузера.

Оставить комментарий

↑ Наверх ↑

aRuma бесплатная регистрация в каталогах тендерный кредит
Доставка грузов