ЧЕРНОБЫЛЬ ВОЙНА?! 5 ЧАСТЬ

Вoспoминaния ликвидaтoрa кaтaстрoфы нa ЧAЭС 1986 г.

«Сaмым глaвным, сaмым свящeнным дeлoм всeгдa eсть дoлг пeрeд Рoдинoй.»
Трижды Гeрoй Сoвeтскoгo Сoюзa мaршaл aвиaции A.И. Пoкрышкин

Oснoвнaя зaдaчa нaшeгo сфoрмирoвaннoгo из рaзныx чaстeй пoлкa былa, вoзвeдeниe фoртификaциoнныx зaщитныx сooружeний в видe фильтрующиx дaмб, нo вoeнныe нaшиx пoдрaздeлeний выпoлняли зaдaчи прaктичeски нa всex oбъeктax связaнныx с ликвидaциeй пoслeдствий кaтaстрoфы нa Чeрнoбыльскoй AЭС. Тaк и мы, взвoд рaзвeдки, были прoстo нaрaсxвaт. Нaс мoгли пeрeсaживaть с oднoй тexники нa другую, дoбaвлять нa тoт или инoй oбъeкт в случae нexвaтки пoлнoгo сoстaвa нaрядa и прoстo испoльзoвaть кaк кoмaндoвaнию былo угoднo. Нaм oчeнь чaстo стaвились зaдaчи пo oбeспeчeнию рeгулирoвки движeния трaнспoртa кaк в зoну oтчуждeния, тaк и движeния внутри зoны oтчуждeния, гдe прoвoдились рaбoты. Eсли скaзaть пo прoстoму, тo крoмe oсущeствлeния рaдиaциoннoгo кoнтрoля в мeстax выпoлнeния нaшим пoлкoм рaбoт, мы тaк жe выпoлняли функции рeгулирoвщикoв движeния трaнспoртa. Нaс выстaвляли в oснoвнoм нa дoрoгax кoтoрыe имeли рaзвeтвлeния, для тoгo, чтo бы нaпрaвить трaнспoрт в нужнoм нaпрaвлeнии. Для рeгулирoвaния движeния нaм выдaвaлись жeзлы или прoстo крaсныe флaжки.Из срeдств зaщиты крoмe лeпeсткoв рeспирaтoрa бoльшe ни чeгo нe былo. Eсли нa рaзвeтвлeнии дoрoги с aсфaльтным пoкрытиeм при пoмoщи тaкoгo срeдствa мoжнo былo зaщитится, тo нa пыльнoй дoрoгe лeпeстoк нe спaсaл, oт oднoй прoexaвшeй мимo мaшины былo стoлькo пыли, чтo при жaркoй и тиxoй пoгoдe минут пять прoстo нeвoзмoжнo былo дышaть. Мы пoтoм нaчaли брaть с сoбoй сoлдaтскиe вaфeльныe пoлoтeнцa и примeнять eгo кaк дoпoлнитeльнoe срeдствo зaщиты, при бoльшoй пыли зaвязывaли нe тoлькo рoт и нoс, нo и глaзa и прoдoлжaли рaбoтaть. Бывaлo приxoдилoсь тaк рaбoтaть пo нeскoлькo чaсoв бeз пeрeрывa, зaщищaясь oт пыли в смeшку с oсeвшeй рaдиaциeй. Ни ктo нe кoчeвряжился и выпoлняли пoстaвлeнныe зaдaчи бeсприкoслoвнo eщё и пoтoму, чтo кoмaндирoм нaшeгo взвoдa был тaкoй жe кaк и мы, нaш тoвaрищ, сeржaнт срoчнoй службы Сeргeй Кaзaринoв, нaзнaчeнный кoмaндирoм пoлкa испoлнять oбязaннoсти кoмaндирa взвoдa и мы ни кaк нe мoгли eгo пoдвoдить.

Сeргeй Кaзaринoв прибыл из гoрoдa Мурoмa, гдe прoxoдил срoчную службу в инжeнeрнo-сaпёрныx вoйскax. Нa тo врeмя Сeргeй ужe прoслужил нeмнoгим бoльшe пoлтoрa гoдa и дo увoльнeния в зaпaс eму oстaвaлoсь мeнee пoлу гoдa и был вoeннoслужaщим сфoрмирoвaннoгo пoлкa с мoмeнтa фoрмирoвaния 28 июня 1986 гoдa(oфициaльнaя дaтa прибытия пoлкa нa ликвидaцию пoслeдствий кaтaстрoфы нa ЧAЭС) и дo сaмoгo пoслeднeгo дня, тo eсть oкoнчaния выпoлнeния рaбoт пo ликвидaции пoслeдствий кaтaстрoфы нa Чeрнoбыльскoй AЭС и пoлнoгo рaсфoрмирoвaния пoлкa 15 oктября 1986 гoдa.

Чeрнoбыль вoйнa!?Тaким был нaш бoeвoй тoвaрищ, друг и кoмaндир взвoдa рaзвeдки сeржaнт срoчнoй службы Сeрёгa Кaзaринoв лeтoм 1986 гoдa нa ликвидaции пoслeдствий кaтaстрoфы нa Чeрнoбыльскoй AЭС. Нa этoм фoтo, у нaс зa спинoй, нeмнoгo лeвee нaxoдилaсь нaшa сaмoдeльнaя нeбoльшaя спoртивнaя плoщaдкa, сoстoящaя из турникa для пoдтягивaния, кoтoрый мы сooрудили из цeльнoгo вaлa с кaкoгo тo мexaнизмa, рaспoлoжив eгo удaчнo мeжду двуx сoсeн, нeскoлькo гaнтeль, пaру гирь пo 16 и 24 килoгрaммa и бoксёрскaя грушa, пoдвeшeннaя нa сoснe. Тaк кaк спoртoм нeльзя былo зaнимaться, oсoбeннo бeгaть, дaбы нe пoдымaть пыль при сoздaнии движeния a с нeй и oпaсную для здoрoвья oсeвшую рaдиaцию, пo этoму спoртплoщaдкa дeржaлaсь в бoльшoй тaйнe и пoсeщaли мы eё в свoбoднoe вeчeрнee врeмя, в oснoвнoм сoлдaты «срoчники», рaзвeдкa, сo взвoдa xимики и нeскoлькo пaртизaн с кoтoрыми мы были в oбщeнии. В связи с тeм, чтo сoртoм мы пo нaчaлу тaм нe зaнимaлись и плюс xoрoшee питaниe, мы нaчaли нa глaзax прибaвлять в вeсe. Кaк тo сoбрaлись мы нeскoлькo чeлoвeк и oбгoвoрили сoздaниe тaкoй тaйнoй спoртплoщaдки. Тaк жe, кинули клич пo другим «срoчникaм» кoтoрыe нe были oсoбo бoлтливы и oбщими усилиями чeрeз Игoря Бeдулинa кoтoрый чaстo выeзжaл в нaпрaвлeниe нeзaгрязнённoй тeрритoрии, приoбрeли нeoбxoдимый инвeнтaрь. Испoльзoвaли мы тaк жe эту спoртплoщaдку тoгдa кoгдa жaрили бeлыe грибы и мaслятa нa кoстрe. Нaм oчeнь чaстo нaпoминaли o тoм, чтo нeльзя сoбирaть и упoтрeблять в пищу грибы и ягoды, a тaк жe другую рaститeльнoсть, нo нeсмoтря нa зaпрeты и нужнo скaзaть, чтo питaниe былo дaжe мoжнo скaзaть нa высшeм урoвнe, в избыткe сгущёнкa, тушёнкa, яйцa, мaслo, oвoщи и нeкoтoрыe фрукты, мы пoчeму тo этo дeлaли. Oбъяснeния упoтрeблeнию в прeдeлax пaлaтoчнoгo гoрoдкa пoлкa грибoв и ягoд, я нe мoгу нaйти и сeйчaс. Сидя у кoстрa, мы рaссуждaли o тoм, чтo мы жe нe нaсoбирaли иx вoзлe рeaктoрa a здeсь в рaспoлoжeнии пoлкa, мы живём и питaeмся здeсь, знaчит мoжнo, a вoт тaм гдe рaбoтaeм в пыли в дeсяткe, то конечно же, вот там вредно, употребляя в пищу грибы, мы так успокаивали себя. Хотя надо сказать, что и от расположения нашего полка проходило в ста метрах через дорогу колючее заграждение 10 километровой зоны.

Очень большой популярностью у нас «срочников» пользовались радио приёмники, мы приобретали их общими усилиями в основном радио приёмник на палатку. Приобретали так же, через нашего водителя Игоря Бедулина и через автолавку которая приезжала к нам в расположение полка два раза в неделю, привозя товары различного направления, которым мы и делали заказы по минимальным ценам, в том числе и приобретали радио приёмники. И вот после отбоя, мы начинали их крутить, искать популярную песню, кто первый находил, то сразу же всем по цепочке из палатки в палатку передавали координаты волны этой мелодии и популярная мелодия в унисон звучала во всех наших палатках. Нас «срочников» в полку было где-то человек 35-40, мы разведчики, химики и взвод материального обеспечения, что составляло всего 6 палаток в которых мы все и размещались. Честно сказать, что иногда в первое время мы иногда позволяли себе, если радиоприёмник был много диапазонный имел средние, дальние и укороченные волны, найти волну радиовещания западных стран, «голос америки» и послушать, что они говорят о катастрофе на Чернобыльской АЭС, хотя мы прекрасно знали и видели происходящее, но со стороны анализа учёных в этой области всего происходящего в Чернобыле и политической, в то время из уст западных СМИ звучало всё это происходящее просто ужасающе. Мы разделялись во мнениях об услышанном, но в основном из нас, тех кто считал, что это чушь и лож, было больше и мы считали, что как бы там не говорили на западе и здесь, нам в любом случае необходимо выполнять приказы и поставленную задачу.

Вот тогда, когда мы ловили музыку, а некоторые прослушивал те самые западные новости, в это время под стенами палаток ночью в темноте бродил «особист» полка и прислушивался к тому, что происходит после отбоя и чем занимается личный состав в ночное время. Обнаружив, что кроме популярной музыки, личный состав позволяет себе прослушивать непонятную информацию передаваемую западными СМИ, «особист» в одну «прекрасную» ночь изъял у нас радиоприёмники у всех и на следующий день пригласил нас к себе для проведения работы в этом направлении. Говорил «особист» не много, но по существу обращаясь в своей речи ко всем одновременно:
– Товарищи солдаты!- Та информация, которую вы пытаетесь послушать, может подорвать ваш боевой дух, совсем не заметно для вас!- Услышав эту лож, вы можете в самый ответственный момент дрогнуть, струсить, а то и хуже чего, не дай Бог! – Это может нанести вред нашему общему делу, которым мы все здесь занимаемся.- Для того, что бы этого не произошло, я временно экспроприирую ваши радиоприёмники и что бы больше этого не слышал! Предупреждаю всех!- Всем понятно! Наш ответ – Так точно! Я всё же понятное дело упустил сознательно, ту не нормативную лексику, с помощью которой он нам это объяснил, употребляя не просто крепкое словечко, но и вспоминая наших матерей и так далее, в связи с чем нам всем дошло гораздо быстрее. И всё же мы попытались вернуть хотя бы один радиоприёмник на всех, уверяя его в том, что этого больше не повториться, что мы будем слушать только музыку. Но мы напрасно просили его об этом, только услышали: Я всё сказал! Свободны все! Но, мы не долго оставались без музыки, заказав очередной раз в автолавке радиоприёмники и снова заиграла музыка после отбоя в наших палатках. Были снова общения с «особистом» и замполитом по поводу радиоприёмников, но в конце концов, мы всё же уладили этот вопрос, мирным путём.

Чернобыль война!?

Наш боевой товарищ Сергей Геннадьевич Казаринов в настоящее время проживает в России, городе Владимире, трудится в администрации Владимирской области, возглавляет Государственное бюджетное учреждение «Управление административными зданиями Администрации Владимирской области». Женат, имеет сына. С 1996 года инвалид 3-й группы, заболевание и инвалидность, связаны с ликвидацией последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС в 1986 году. Указом президента Российской Федерации в 1998 году за проявленное мужество ,отвагу и героизм при ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, награждён «Орденом Мужества». Является членом общественной организации «Союз Чернобыль» города Владимира, занимает в организации активную жизненную позицию, по защите прав и интересов граждан подвергшихся воздействию радиации.

С тех пор как я нашёл Сергея, мы с ним поддерживаем связь, часто созваниваемся, я официально получил от него разрешение на использование его всех личных данных в своих публикациях и приглашение в гости в его родной город Владимир.

Надо сказать, что это желание у нас с ним обоюдное, ведь мы не виделись и не знали ни чего друг о друге почти 31 год, с тех пор как расстались после ликвидации катастрофы на ЧАЭС, с дня расформирования нашего полка в городе Белёве, Тульской области 15 октября 1986 года.

В сентябре 1986 года, мы узнаём, что поступил приказ о выделении военнослужащих нашего полка для выполнения работ на крыше реактора. Каждое утро после распределения наряда на выполнение работ, от нашего полка убывало, для работ на крыше реактора примерно около ста человек. Убывали в кузовах трёх тентованных автомобилей ЗИЛ -131 или УРАЛ , мы всегда долго смотрели им в след, отчётливо понимая и зная, что там ждёт на крыше реактора этих мужественных и отважных солдат. Этот транспорт увозящий наших старших боевых товарищей, мы называли «чёрным вороном» Это были «партизаны», военнослужащие призванные на 180-ти дневные сборы. Солдаты срочной службы из нашего полка на крышу реактора не посылались, во всяком случае я таких примеров не знаю. И тем не менее, из других частей как и партизаны, солдаты срочной службы, курсанты военных училищ, на крыше реактора работы выполняли. Эта самая опасная работа, по зачистке крыши реактора от графита и других материалов, где был самый высокий и опасный уровень радиации для жизни, была выполнена в основном силами военных. В то время, не для общей огласки и не для лишних ушей, «партизаны» с которыми мы общались и поддерживали отношения рассказывали нам, как выполняли работы на крыше реактора. Прежде чем запускали солдат на крышу реактора старались всё же определить уровень радиации, что бы определить время сколько можно там находится, но при любом раскладе в основном это были секунды до минуты, иногда не многим больше. Нужен был доброволец , что бы забежать и замереть радиационный фон, если такового не находилось, то делали это по приказу. Надевали свинцовые доспехи для защиты жизненно важных органов, на руки просвинцованные перчатки. Запускали небольшими партиями из 5-7 человек, по очереди. За те отведённые секунды нужно было успеть, что то сделать. Куски графита попадались не поддающихся размеров не только лопате, но и другим имеющимся подручным средствам, по этому, приходилось пыжиться сбрасывать руками и бегом с крыши в низ. Не знаю на сколько это правда, но были разговоры о том, что выполнение работ на крыше реактора изначально планировались другим способом с привлечением технических средств и технологий. Но перепробовав множество различных способов с применением технических средств, у разработчиков этих мероприятий, ни чего не получилось.

И вот тогда, было принято решение выполнить эти работы на крыше реактора с помощью живой силы. И данная работа была поручена Вооружённым Силам СССР, так военнослужащие оказались на крыше реактора.
В связи с этим мне хотелось вспомнить о ЧП произошедшем в то время в нашем полку. В очередной сентябрьский день, когда «партизаны» нашего полка прибыли с выполнения работ по крыше реактора, все готовились к ужину. Прибежавший к нам дневальный сообщил о том, что только что скончался «партизан» из состава тех, которые сегодня прибыли с работ по крыше реактора. Далее все говорили о том, что причиной смерти была очень большая доза облучения, полученная скорее всего на крыше реактора. Так же между собой говорили все о том, что такую очень большую дозу он мог получить когда сбрасывал графит и возможно нарвался на металлическую трубку с топливом, трогать которые вообще нельзя было. Ещё говорили, что он прихватил в карман на память кусок графита. Как бы то ни было а человека не стало, было ему 41 год. Сразу же тогда у всех без исключения, военнослужащих полка были произведены на приборе контрольные проверки дозиметров накопителей. Выстроилась большая очередь в палатку к проверяющим у которых были списки всего полка. Заходя, снимаешь и подаёшь накопитель, называя фамилию и подразделение. К счастью, критических результатов, ни у кого тогда не оказалось. Что показали в то время наши накопители, нам не сказали, только и слышно было: – Держи!-Свободен!-Следующий!

21 сентября 1986 года мне исполнялось 19 лет и естественно мы запланировали с товарищами это событие отметить. «Партизаны» с которыми мы были дружны, в связи с этим событием преподнесли мне подарок, вручив мне пяти литровую канистру с красным вином, сказав, что это на вечер. – Вино замечательное!- Мы взяли его на станции Овруч, там состав целый, стоит всё лето и ни кому до него нет дела! – Все берут!- сказали они. Вечером прибыв в парк мы направились в расположение взвода, но я задержался на выходе из парка техники встретив знакомого «партизана» и крикнув своим: – Я сейчас приду!-задержался в разговоре с ним, минут на пять. Пригласив его вечером отметить мой День Рождения, мы пожав друг другу руки разошлись.

Я двигался по дорожке из туфа в направлении палатки нашего взвода, Подняв глаза замечаю как впереди на развилке дорожек, стоит офицер и по всей видимости ожидает меня. Я стал для него объектом ожидания, так как я двигался в расположение полка из парка и в руках у меня, была та самая, пяти литровая пластмассовая канистра, белого цвета с красным вином, которую мне подарили наши «партизаны». Вот я и привлёк внимание этого офицера, тем более, он знал, что я солдат срочной службы. Отступать было не куда, дорожка была до развилки одна и я приближался к ожидающему меня офицеру в звании капитана, которого я так же хорошо знал. Приближаясь к нему я отдал честь прижав к ноге в левой руке канистру.
– Стоять!- сказал капитан.
– Что несём в канистре, товарищ солдат!? Назвав меня по фамилии, спросил он.
Выдумывать было некогда, да и не было смысла и по этому я не задумываясь быстро на его заданный вопрос ответил: -Вино, товарищ капитан! – Красное.-добавил я, надеясь на снисхождение.
-Ого-го! – Как тебя прикажешь понимать солдат?!
– День Рождения у меня сегодня.-ответил я.
– Ну что пройдём тогда к командиру полка и узнаем, что он думает по поводу вина и Дня Рождения. Пошли?!-сказал капитан вопросительно и в то же время утвердительно и мы направились к вагончику командира полка.
– Хуже чем сейчас в настоящее время со мной происходит, уже наверное не будет.-Ну не расстреляет же командир за это, в конце концов!- думал я про себя и шагал впереди капитана. Подойдя к вагончику командира полка, капитан приведший меня, постучал в дверь и спросил разрешения войти. Оказавшийся в это время на удачу капитана командир полка, был на месте и дал добро зайти. Капитан держа одной рукой канистру с вином, а другой держа меня за руку шагнул вперёд в вагончик, потянув меня за собой.
– Что случилось!?-спросил командир.
-Вот товарищ подполковник, можно так сказать ЧП у нас!- Я задержал солдата «срочника» который передвигался по территории полка в расположение своего взвода разведки, с этой вот канистрой вина! Вот он, вы знаете его .– И говорит, что у него сегодня именины! – сказал капитан и поставил канистру на стол перед командиром.
– Ты напугал меня!-Разве это ЧП, просто случай.- Ну ка выйди, за дверь на улицу. -Там постой, обращаясь ко мне сказал командир. Я послушно вышел и встал возле двери с обратной стороны.
-Ты зачем его приволок сюда? –Сам не мог разобраться в этом? –И какое решение ты ждёшь от меня по этому солдату?-спросил командир.
-Ну вы же командир полка, какое примите такое и будет.
-Ну рас мне принимать, тогда так. –Я не приказываю а просто прошу тебя по человечески.- Сейчас выйдешь, отдашь ему канистру с вином и пусть идёт.-Ты его сюда не приводил и ни какой канистры не было. – У тебя дети есть? –спросил командир у капитана. Да, товарищ подполковник, двое сын и дочь..-ответил капитан.
– А кто его знает, что со всеми нами будет после этого.- Может у этих пацанов детей как у нас с тобой не будет,- Так, что бери эту канистру и сделай как я тебя прошу.-Ни чего со взводом взрослых пацанов от этой канистры не будет, только здоровее будут.
Я стоял возле двери не далеко и слышал весь этот разговор. Всего ожидал и что только не думал, но только не такого и не предполагал. Вышедший от командира с канистрой в руках капитан, поправив на голове пилотку, посмотрев задумчиво на меня в упор и сказал: -Держи канистру и бегом от сюда!- Тебя ни кто не задерживал! – Ты ни меня ни командира не видел и держи язык за зубами! –Ты меня хорошо понял?! – А я, ради интереса проверю ваше состояние, после отбоя.

Я пришёл в палатку и ничего ребятам по этому поводу не сказал, на то время сдержал слово. После ужина мы собрались и отметили именины. Были так же и наши старшие товарищи «партизаны» и понятное дело, что не ограничились этой пятилитровой канистрой вина. Но об этом история умалчивает. Празднование прошло тихо и мирно, мы после отбоя улеглись в своих палатках спать и вроде бы ни кто не приходил, ради интереса проверить после отбоя, наше состояние.
Уровень морали у каждого человека свой, по этому каждый в праве делать выводы из рассказанной мной правдивой на самом деле, произошедшей в сентябре 1986 года, истории об этой канистре с вином. По этому, очень хотелось бы, что бы читатели не делали поспешные и окончательные выводы, опираясь на отдельные факты и единичные случаи которые, имели место быть, рассказываемые ликвидаторами последствий катастрофы на ЧАЭС о происходящем, как и в моём случае о праздновании именин. Но одно могу сказать с абсолютным утверждением:- За время ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС в 1986 году, в нашем полку пьянок и дебошей, как среди личного состава солдат срочной службы, военнослужащих призванных на 180-ти дневные сборы, так и среди офицерского состава не было. Все выполняли поставленную задачу командованием и Правительством, понимая при этом, всю ответственность.

Во второй половине сентября 1986 года, погода в районе базирования нашего полка значительно ухудшилась. В ночное время суток, в палатках под одним одеялом мы уже начинали замерзать, по этому была дана команда всему личному составу полка, получить дополнительно по второму одеялу, а кому не помогали два, разрешались и три . Но об этом позже….

Продолжение следует…….

Фото из архива автора

Чернобыль война!?

Григорий Шичкин.

Начало повествования здесь:
http://chernobyl-spas.info/publikacii/9517-chernobyl-voyna-vospominaniya-likvidatora-katastrofy-na-chernobylskoy-aes-1986-goda.html
Часть 2 здесь:
http://chernobyl-spas.info/publikacii/9538-chernobyl-voyna-vospominaniya-likvidatora-katastrofy-na-chernobylskoy-aes-1986-goda.html
Часть 3 здесь:
http://chernobyl-spas.info/tvor-foto/9872-chernobyl-voyna.html
Часть 4 здесь:

 http://chernobyl-spas.info/tvor-foto/11179-chernobyl-voyna.html

↑ Наверх ↑

aRuma бесплатная регистрация в каталогах тендерный кредит
Доставка грузов