Чёрная быль чернобыльцев

Aйзкрaуклe стaл нeдaвнo мeстoм слeтa чeрнoбыльцeв шeсти крaeв Зeмгaлe. Приглaшeниe нa тoржeствo в спoртцeнтрe пoлучили свышe 70 учaстникoв ликвидaции пoслeдствий aвaрии нa Чeрнoбыльскoй AЭС.
Прaвдa, явились дaлeкo нe всe. Смoгли прийти нeмнoгo бoлee сoрoкa гeрoeв-бoрцoв с aтoмoм, взбeсившимся 26 aпрeля 1986 гoдa. Кoнтузия рaдиoнуклeидaми нe пoщaдилa никoгo. Нaкрыв сoбoй aмбрaзуру oгнeдышaщeгo рeaктoрa нa чeтвeртoм энeргoблoкe AЭС, oни пoжeртвoвaли свoим здoрoвьeм, a мнoгиe – жизнью, и спaсли Eврoпу, пишeт гaзeтa «Вeсти Сeгoдня».

Выстaвкa, рaзвeрнутaя в пoмeщeнии тoржeствa, тaк и нaзвaли – «Тeм, ктo спaс мир». Oнa — o бoeвыx будняx чeрнoбыльскиx ликвидaтoрoв. Дoкумeнты, фoтoгрaфии, вeщдoки вoскрeшaли дo мeльчaйшиx дeтaлeй xoд чeрнoбыльскoгo срaжeнья. Рoдилaсь уникaльнaя выстaвкa, блaгoдaря усилиям Лaтвийскoгo музeя пoжaрoтушeния. Прaвдa, ee прeзeнтaция сoстoялaсь в Ригe eщe в 2012 гoду. В кaнун 30-лeтия aвaрии пo инициaтивe Лaтвийскoгo oбщeствa «Чeрнoбыль» экспoзицию рeшили сдeлaть пeрeдвижнoй и oтпрaвили пo гoрoдaм и вeсям.

— Кoгдa дoшлa oчeрeдь дo Aйзкрaуклe, у мeня вoзниклa идeя – приглaсить нa oткрытиe выстaвки дoжившиx дo нaшиx днeй чeрнoбыльцeв, — рaсскaзaл «Вeсти сeгoдня» Никoлaй Сoкoлoв, рукoвoдитeль рeгиoнaльнoгo oтдeлeния oбщeствa «Чернобыль». — И устроить им чествование, какого они заслуживают. Многие из них живут на хуторах. На скорбный ритуал, который устраивается на годовщину аварии в Риге, у единственного в стране памятника, установленного павшим солдатам-чернобыльцам на территории республиканской клиники им.П.Страдыня, приехать не могут: нет денег. Люди оказались на многие годы в полной изоляции от общества.

Николай проявил недюжинные организационные способности, чтобы чествование выдалось на славу. С главами всех шести краев – Айзкраукле, Нерете, Скривери, Яунелгава, Плявиняс, Кокнесе, — он достиг соглашения о денежной помощи на устройство такого торжества. Подтянул силы местных спонсоров.

…И вот прозвенел третий звонок. В зале вместе с чернобыльцами – после знакомства с вернисажем – занимают места их семьи, общественность, депутаты, артисты. На сцену один за другим поднимаются главы краевых дум и приглашают «своих» чернобыльцев занять места рядом с ними. Вручают им памятные знаки «Ликвидатор последствий аварии на ЧАЭС», подарки, цветы. А потом был концерт и застолье с фронтовыми 100 граммами. Воспоминания текли рекой, и слез радости от встречи с боевыми товарищами.

— На днях приезжает сын из Америки, — говорит чернобылец Юрий Корчев из Айзкраукльского района. — Поеду его встречать в Ригу и непременно пристегну на лацкан памятный нагрудный знак. Спасибо самоуправлению, не пожалели 10 евро на каждого из нас. И пусть прохожие знают: «Я — чернобылец, я тот, кто их спас…» Печально, что мы так и не заслужили государственных наград. Поэтому нагрудный знак – пусть и небольшое, но все же «спасибо», которого мы, наконец-то, дождались хотя бы на муниципальном уровне…

Юрий попал в зону катастрофы 1 мая, то есть на шестой день после аварии.

— Я находился в Овруче, где дислоцировалась латвийская дивизия – 1200 человек. Помню, как меня забирали. Это было в пятницу, в 17 часов. Я только что возвратился домой с работы с завода телефонных аппаратов – филиала ВЭФ в Стучке (так раньше называлось Айзкраукле) и собирался с друзьями на рыбалку. Вдруг раздался телефонный звонок. На проводе был сам военком. Он велел наутро явиться в призывной пункт, имея при себе вещмешок, кружку, ложку… Я как офицер взял под козырек. Уже в военкомате мне вручили повестку с красной чертой наискось. Такие вручали нашим дедам и отцам, когда их забирали на Великую Отечественную… Меня и еще 150 военнобязанных ребят со всего Айзкраукльского района посадили в два «икаруса», которые доставили нас сначала к Киш-озеру в Ригу, а потом в скотных вагонах – к месту назначения, на Украину. Мы думали, что везут в Афган. Никакой информации. И только когда миновали Минск, поняли свою участь…

— Какой срок вы пробыли в зоне аварии?

— Четыре месяца. Кстати, латвийцы самыми первыми взяли удар на себя. Литва, Эстония и даже Москва прислали своих сынов в Чернобыль намного позже, только в августе…

— Ваша военная специальность – медик. Чем занимались в Чернобыле?

— Как и большинство товарищей, я очищал брошенные деревни от радиации. Рыл вокруг опустевших домов канавы. Метр в ширину, полметра в глубину. Пораженный дерн грузили в ковши… А поскольку реактор продолжал чадить, наша работа тут же шла насмарку. Много было головотяпства в той борьбе и напрасно загубленного здоровья и жизней… Как выпускник медучилища я имел представление, как обращаться с радиацией, чтобы ее последствия были минимальными. И все равно у меня третья группа инвалидности. А многие к такой войне были не подготовлены вовсе. И вот результат — из 150 айзкраукльцев, ушедших со мной по первому призыву в Чернобыль, в живых осталось только 78. Чуть больше половины. Только что похоронили Айгара Кузнецова из Яунелгавы. Он работал на самой крыше взорвавшегося реактора… А, с другой стороны, разве было иначе в Великую Отечественную? Пусть и неоправданной ценой жертв, но мы спасли мир от гибели. И я горжусь этим.

Что ж, ответ, достойный героя. Воистину, наши герои живут рядом…

Инна ХАРЛАНОВА

источник
http://vesti.lv/news/chernaya-byly-chernobylycev

↑ Наверх ↑

aRuma бесплатная регистрация в каталогах тендерный кредит
Доставка грузов