О Б Р А Щ Е Н И Е Президента Всеукраинской общественной организации инвалидов «Союз Чернобыль Украины» о необходимости восстановления реальной дозовой нагрузки участникам ликвидации аварии на ЧАЭС 1986 – 1987 годов

18 aпрeля 2013 гoдa в Киeвe в Дoмe вeтeрaнoв прoшeл сeминaр «Aктуaльныe вoпрoсы сoциaльнoй, мeдицинскoй и рaдиaциoннoй зaщиты грaждaн, пoстрaдaвшиx вслeдствиe Чeрнoбыльскoй кaтaстрoфы», нa кoтoрый были приглaшeны:
Сex И.И. – прeдсeдaтeль Кoмитeтa Вeрxoвнoгo Сoвeтa Укрaины пo вoпрoсaм экoлoгичeскoй пoлитики, прирoдoпoльзoвaния и ликвидaции пoслeдствий Чeрнoбыльскoй кaтaстрoфы;
Сoвa С.И. – нaчaльник oтдeлa пo вoпрoсaм зaщиты нaсeлeния oт пoслeдствий Чeрнoбыльскoй кaтaстрoфы – зaмeститeль  нaчaльникa Упрaвлeния пo вoпрoсaм рeaлизaции чeрнoбыльскиx прoгрaмм Гoсудaрствeннoгo aгeнствa Укрaины пo упрaвлeнию зoнoй oтчуждeния;
Лиxтaрeв И.A. – зaвeдующий oтдeлoм дoзимeтрии и рaдиaциoннoй гигиeны Институтa рaдиaциoннoй гигиeны и эпидeмиoлoгии НAМН Укрaины;
Сушкo В.O. – пeрвый зaмeститeль гeнeрaльнoгo дирeктoрa пo нaучнoй рaбoтe ГУ «Нaциoнaльный нaучный цeнтр рaдиaциoннoй мeдицины НAМН Укрaины»;
Чумaк A.A. – зaв. oтдeлoм кooрдинaции, плaнирoвaния и aнaлизa нaучныx исслeдoвaний ГУ «Нaциoнaльный нaучный цeнтр рaдиaциoннoй мeдицины НAМН Укрaины»;
Кaшпaрoв В.A. – дирeктoр Укрaинскoгo нaучнo-исслeдoвaтeльскoгo институтa сeльскoxoзяйствeннoй рaдиoлoгии;
Скaлeцкий Ю.Н. – зaв. oтдeлoм экoлoгии и тexнoгeннoй бeзoпaснoсти Нaциoнaльнoгo Институтa стрaтeгичeскиx исслeдoвaний;
Кaльчeнкo В.М. – прeдсeдaтeль пoдкoмитeтa пo вoпрoсaм Чeрнoбыльскoй кaтaстрoфы Кoмитeтa Вeрxoвнoгo Сoвeтa Укрaины пo вoпрoсaм экoлoгичeскoй пoлитики, прирoдoпoльзoвaния и ликвидaции пoслeдствий Чeрнoбыльскoй кaтaстрoфы;
Никитeнкo В.И. – прeдсeдaтeль Пeнсиoннoгo фoндa Укрaины;
Суслoв E.И. – сoвeтник Министрa;
Пoдoрoжный С.М. – сoвeтник Министрa;
Кучeр П.И. – сoвeтник Министрa;
Крaвчeнкo E.С. – дирeктoр Дeпaртaмeнтa сoциaльнoй зaщиты грaждaн, пoстрaдaвшиx вслeдствиe Чeрнoбыльскoй кaтaстрoфы Минсoцпoлитики Укрaины;
Кучeрeнкo С.A. – зaм. Дирeктoрa – нaчaльник oтдeлa Дeпaртaмeнтa сoциaльнoй зaщиты грaждaн, пoстрaдaвшиx вслeдствиe Чeрнoбыльскoй кaтaстрoфы Минсoцпoлитики Укрaины.
Нa сeминaрe былo зaслушaнo выступлeниe   зaвeдующeгo oтдeлoм дoзимeтрии и рaдиaциoннoй гигиeны Институтa рaдиaциoннoй гигиeны и эпидeмиoлoгии НAМН Укрaины Лиxтaрeвa И.A., который начиная с 1986 года постоянно участвовал в подготовке материалов заведомо заниженных оценок дозиметрических нагрузок участников ликвидации аварии на ЧАЕС, включая самые опасные участки. В своем выступлении он пытался доказать, что более 50 бэр не могли получить ни шахтеры, ни вертолетчики, ни даже работники станции, которые отработали без всяких перерывов весь 1986 год. Можно было бы отнестись к такой недобросовестной информации просто с недоверием, как к человеку, который сам непосредственно не участвовал в организации индивидуального дозиметрического контроля участников ликвидации аварии на ЧАЭС. К сожалению,  Лихтарев И.А. представляет Национальный научный центр радиационной медицины НАМН Украины и его высказывания существенно определяют государственную оценку реального ущерба участников ликвидации аварии на ЧАЭС того периода.
Лихтареву И.А. задал вопрос специалист по химической защите войск полковник Бодаренко Д.К. : «Войскам были выданы дозиметры ДПГ-04, которые не прошли поверку и показания которых были недостоверными. Первое время военнослужащие в мае 1986 года за сутки получали дозы облучения более 25 бэр и им выплачивали пять окладов денежного содержания, как компенсацию за переоблучение. Но, уже через неделю политотдел оперативной группы войск в зоне отчуждения запретил указывать суточную дозу более 0,2 бэра/сутки. На основании этих сведений строилась оценка дозовых нагрузок участников ликвидации аварии на ЧАЭС».
Лихтареву И.А. ответить было нечего.
Всеукраинская общественная организация инвалидов «Союз Чернобыль Украины» примет самые настойчивые и решительные меры по оценке и реставрации дозовых нагрузок на основании решений  Научно-практической конференции, в которой примут участие непосредственные очевидцы тех событий и специалисты, которые организовывали и вели учет индивидуального дозового контроля.  Нашу организацию мало интересует мнение профессоров-дозиметристов, которые формировали общественное мнение в Украине, Советском Союзе и за его приделами на основании статистических данных по дозиметрическим нагрузкам участников ликвидации аварии на ЧАЭС особо острого периода и работавших в высоких полях радиоактивного облучения, подготовленных политотделами оперативной группы и членами правительственной комиссии по ликвидации аварии на ЧАЭС.
Мною принято решение о сборе информации от специалистов, которые в тот опасный период пытались организовать дозиметрический контроль и учет. Прошу всех, кто помнит как велся учет дозовых нагрузок в воинских частях, организациях и подразделениях, предоставить свои письменные показания со ссылками на показания радиометров, дозиметров, ссылки на журналы дозовых нагрузок.
Прошу понять, что умышленное занижение дозовых нагрузок участников ликвидации аварии на ЧАЭС – это явный сигнал для ООН, МАГАТЭ и правительства Украины, что социальные программы защиты чернобыльцев не обоснованы и их можно сокращать.
Мы будем помещать подобные материалы на нашем сайте, я тоже помещу то, что я непосредственно видел и почувствовал.

 Первый материал поступил от бывшего инженера цеха радиационной безопасности   ЧАЭС  (ООТ и ТБ, ЦРБ, ОРВД ЧАЭС П.П.) Бондаренка К.Д.

Справка о состоянии средств ИДК ЧАЭС и дозах персонала ЧАЭС в 1986-1987гг.
1. На 26 апреля 1986 года оперативный и дневной персонал ЧААЭС в зоне строгого режима обеспечивался дозиметрами индивидуального контроля типа ИФКУ с максимальной дозой регистрации, равной 2 Р , точностью до 0,01 Р и погрешностью 10 %. В момент аварии на 4-ом блоке ЧАЭС и в последующее время (до момента их проявления через 5-32 часов после аварии) эти дозиметры получили дозу более максимальной дозы регистрации и не могли отображать истинную или хотя бы приближенную к истинной дозе каждого из работников ЧАЭС, использующих дозиметры ИФКУ. Поэтому все дозы персонала ЧАЭС зоны строгого режима за апрель месяц 1986 года были утеряны. 
Уже с 26.04.1986 г было начато применение дозиметров с максимальной регистрируемой дозой 50 Р из комплектов ДКП

  1. 50 и ДП – 22 В, имеющихся на складе ГО в убежище ГО в БК
  2. таких комплектов только мною лично было получено в
    09 час 30 мин 26.04.1986 г   10 штук у инженера ГО Соловья. В
    последующем такие дозиметры были доставлены из других
    регионов (например: из г. Чернигова). Дозиметры Д-50
    имели очень большой ток утечки и реально могли отображать
    дозу облучения в течении до 30 минут после зарядки. Потом
    показания «плыли», как правило – в сторону уменьшения дозы.
    Их применение вызывало много неудовлетворения
    пользователей, но в некоторых случаях, за неимением лучших,
    допускалось. Дозиметры подвергались массовейшим хищениям
    и без строгого учёта становились одноразовыми и сувенирами.
    Зарегистрированные дозиметрами Д-50 дозы, как правило, не
    были учтены в учёте интегральной дозы каждого из
    работников ЧАЭС, хотя такие исключения были.

Ввиду сложившейся ситуации с индивидуальными дозиметрами, с конца апреля, после переезда руководства ЧАЭС в п/лагерь «Сказочный», там были развёрнуты два комплекта термолюминесцентных дозиметров ТЛД – с дозиметрами ДПГ – 04.
Эти дозиметры были поставлены на ЧАЭС    для персонала третьей очереди до аварии на 4-ом блоке и хранились на складе ООТ и ТБ на ВСРО второй очереди. После эвакуации и дезактивации комплектов ТЛД, дозиметры ДПГ – 04 начали выдавать персоналу ЧАЭС уже 30.04.1986 г, но всем сменам и всем работникам их всё же не хватало, из-за того что после одной или двух смен их нужно было сдавать, чтобы отследить возможное переоблучение работников за период ношения. Период обработки занимал до 3 дней, так как ещё не было подготовленных операторов по их обработке и вся работа держалась на считанном числе персонала из ООТ и ТБ. Дозиметры ТЛД имели максимальную дозу регистрации до 1000 Рад, точность 0,1 Рад, погрешность 10 % и полностью удовлетворяли основным требованиям к индивидуальным дозиметрам для персонала аварийного объекта. Основная причина отсутствия интегральных доз персонала -недостаточное количество дозиметров, отсутствие достаточного количества операторов по учёту доз и крайне неудовлетворительный учёт доз.
Пример из личного опыта работы: с 01.06.1986 г по 05.07.1986 г я работал в группе ИДК ООТ и ТБ, располагавшейся в СШ №1 в г. Чернобыле. На момент ухода в отпуск 05.07.1986 мною и рядом других работников ООТ и ТБ был произведён учёт всех данных по обработкам индивидуальных дозиметров, данных о расчёте маршрутных листов работников ЧАЭС за первые дни после аварии для 900 работников ЧАЭС. Некоторых из работников  (например: Бреус Алексей) по результатам расчёта маршрутных листов вывели из 30 – км зоны. То есть для 900 работников разных цехов и отделов дозы были определены и вёлся дальнейший учет их накопления. Некоторые работники ЧАЭС (нач. ПТО Гелерман, ст. инж ПБ Бакун, ст. инж. ПТО Назарковский) после расчёта их доз по маршрутному листу очень просили рассчитанную дозу уменьшить до 22 Р. После моего возвращения из отпуска в августе 1986 г я узнал, что вся работа по учёту доз была прекращена, протоколы обработки дозиметров ДПГ – 04 исчезли, а результаты учёта аннулированы и дальше всем ИДК занимается отдельный цех ИДК в составе вновь образованного ПО «Комбинат». Меня после отпуска назначили куратором всех работ по части радиационного контроля в ХОЯТе, индивидуальным контролем я в дальнейшем не занимался. Вновь вопрос об учёте всех доз работников ЧАЭС поднял только В.Г. Щербина в конце 1986 года. Он добился возвращения группы ИДК   ЧАЭС из состава ПО «Комбинат» в состав образованного цеха РБ. В последующем именно В.Г.Щербина организовал отдел ретроспективного восстановления доз работников ЧАЭС.
Вышеприведенная информация не отражает интегральных доз персонала ЧАЭС и не затрагивает вопрос внутреннего облучения.
Кроме вышеуказанных типов дозиметров на ЧАЭС с июня 1986 года начали достаточно массово применяться дозиметры ИКС – А,   поставляемыми Институтом Биофизики и обладавшими сходными характеристиками с дозиметрами ДПГ – 04.
2. Основные цифры по дозам и мощностям доз на ЧАЭС в 1986 году:

  1. проезд от г. Припяти до АБК -1 ЧАЭС мимо здания УС
    ЧАЭС, КПП-2                                                            -2.0 Р
  2. проезд от г. Припяти до АБК – 1 ЧАЭС мимо ОРУ – 750 кВ

-8,0 Р

  1. проезд от п/л «Сказочный» до АБК – 1 ЧАЭС мимо ОРУ –
    750 кВ,   в апреле и мае 1986 г                                       – 2,0 Р
  2. проезд от п/л «Сказочный» до АБК – 1 ЧАЭС мимо
    «горячего» канала в мае и до 30 июня 1986 г – 0,4 Р
  3. проезд от п/л «Сказочный» до АБК — ЧАЭС мимо горячего
    канала в июле, августе 1986 г                                          – 0,2 Р
  4. мощность дозы на промплощадке у АБК – 1 ЧАЭС в
    апреле и до 15 мая 1986 г                                                – 0,2 – 1,0 Р/час
  5. мощность дозы на промплощадке у БК – 2 ЧАЭС в апреле
    и до 15 мая 1986 г                                                            – 2,0 – 10,0 Р/час
  6. мощность дозы на БЩУ первой очереди в апреле от 40
    мР/час – 26.04.1986 г до 1-5 мР/час – 01.05.1986 г
  7. мощность дозы на БЩУ – 3 26.04.1986 г – 0,3 – 2.0 Р/час
  8. мощность дозы на БЩУ – 4 26.04.1986 г. – 3,0 – 30 Р/час

Бывший инженер цеха радиационной безопасности   ЧАЭС ( ООТ и ТБ, ЦРБ, ОРВД ЧАЭС П.П.) Бондаренко К.Д.

Свидетельство
Президента Всеукраинской общественной организации инвалидов «Союз Чернобыль Украины» Андреева Юрия Борисовича об организации индивидуального дозиметрического контроля и учета доз персонала, работавшего на промплощадке ЧАЭС в 1986 году.

20 июня 2013 года

26 апреля 1986 года я прибыл на смену в 15.30, в то время я работал старшим инженером управления турбин 2-го энергоблока.
На выходе из санпропускника  у всего персонала сквозной смены охрана изъяла индивидуальные дозиметры (кассеты ИФКУ), так как они были рассчитаны на годовую дозу 5 бэр и были полностью засвечены еще до нашего прибытия на станцию.
Весь период апреля  и до середины мая 1986 года нам были выданы дозиметры Д-50, которые выдавались только для выполнения работ, связанных с риском, но эти дозиметры не прошли поверки и не были даже заряжены, поэтому показания этих приборов были совершенно не предсказуемы, обычно они показывали 0, но если ударить по корпусу дозиметра, то его показания уходили на зашкал  – то есть за 50 рентген, то есть фактически до середины мая 1986 года персонал не был обеспечен приборами, обеспечивающими достоверный дозконтроль.
До 9 мая 1986 года персонал станции  выезжал для выполнения работ на ЧАЭС в автобусах типа ЛИАЗ и грузовиках  УРАЛ, то есть безо всякой броневой (экранной) защиты, с 9 мая 1986 года перевозка персонала на станцию была организована бронетранспортерами, внутри которых находились радиометры с показывающей шкалой 200 рентген/час. До начала июня 1986 года подъезд к станции был по старой автодороге, мимо главного корпуса и открытого распредустройства (ОРУ-330 -750квт). Первый раз, проезжая по этой дороге к станции на БТРе, я видел, что показания радиометра (внутри корпуса БТРа) после того, как мы проехали стэллу под общеизвестным названием «факел», показания радиометра ушли на зашкал – шкала 200 рентген, и пока мы не достигли помещениия 1-го блока, показания были запредельными, то есть при скорости БТРа 60 км/час  персонал, находящийся внутри БТРа, облучался источниками мощностью более 200 рентген в течении 10 минут. Итого: в одну сторону до ЧАЭС персонал получал значительно более 30 рентген плюс дорога обратно плюс работы, которые выполняли эти люди внутри помещения главного корпуса.
За первые послеварийные 4-5 дней персонал уже получил дозы, превышающие первую степень лучевой болезни – 100 бэр.
После 9 мая 1986 года персоналу начали выдавать дозиметры ДПГ-04, разрешающая способность которых была 1000 рад, что соответствует 1000 рентген, но эти приборы выдавались перед сменой и после смены изымались, то есть, если человек получил дозу 20 – 50 рентген, накопитель будет показывать что-то около 0, то есть таким образом приборные показания дозиметрического контроля обеспечивали фальсификацию дозовых нагрузок. Мало того, вышли распоряжения правительственной комиссии, что учету доз персонала ЧАЭС подлежат только дозы, полученные на рабочем месте, а транспортные дозы (то есть доза полученная в период подъезда на станцию и возвращения обратно) и бытовая доза (то есть доза полученная за проживание в п/лагере «Сказочный») не должны учитываться. Учитывая, что 90% дозы в апреле-мае 1986 года составляли транспортные составляющие, то нужно понимать, что реальные дозы облучения сокращались в 10 раз волевым решением. Так обеспечивалось выполнение программы спасения персонала ЧАЭС.
Могу сказать, как корректировалась моя личная доза: за апрель меня информировали, что моя доза 9 бэр, в мае – суммарная накопленная доза стала 6 бэр, в августе – было 18 бэр, а 1986 год я закончил с 13 бэр, то есть моя суммарная доза распадалась внутри меня без всяких последствий, хотя 3 июня 1986 года у меня произошло резкое снижение содержания тромбоцитов в крови (50 единиц) и резкий рост лимфоцитов – более 45%. В тот период самой читаемой книгой нашего персонала была брошюра об оценке доз в случае применения ядерного оружия. Брошюра была с грифом ДСП. В этой брошюре был раздел о том, как разделять военнослужащих, получивших дозу 1, 2, 3 и 4 степени лучевой болезни. Все это можно было определить по диаграммам содержания тромбоцитов и роста лимфоцитов в крови в зависимости от времени первичного облучения. По этой диаграмме получалось, что моя доза больше 150 бэр.
Мое мнение: все лица- и гражданские, и военнослужащие, которые весной и летом 1986 года работали на промплощадке станции хотя бы неделю, получили дозы облучения от 100 до 150 бэр, а персонал станции, который оставался весь этот период и работал на промплощадке станции, получил дозы от 200 до 400 бэр. Это мое мнение,  основанное на личном опыте, на мой взгляд масштабы Чернобыльской катастрофы, радиационный  ущерб, полученный людьми, в десятки раз превышает официальные, закомуфлированные статистикой дозы, которые представляются как научно обоснованные.

Старший инженер управления турбин, начальник смены ЧАЭС
Ю. Андреев.

↑ Наверх ↑

aRuma бесплатная регистрация в каталогах тендерный кредит
Доставка грузов