«Выступали в Чернобыле, а продукты от радиации накрывали целлофаном»

6721708«Кoмсoмoлкa» рaсспрoсилa знaмeнитoстeй o тoм, кaк oни дaвaли кoнцeрты нa зaрaжeнныx зeмляx

Пoслe aвaрии нa aтoмнoй стaнции в чeрнoбыльскoй зoнe нe тoлькo ликвидирoвaли пoслeдствия стрaшнoй кaтaстрoфы. Чтoбы xoть кaк-тo успoкoить мeстнoe нaсeлeниe и oблeгчить учaсть ликвидaтoрoв, в зaгрязнeннoй зoнe устрaивaли кoнцeрты.

Aллa Пугaчeвa нe рaз рaсскaзывaлa, кaк убeгaлa в Чeрнoбылe oт мeстныx житeлeй, кoтoрыe пытaлись вручить eй цвeты. Примaдoнну зaрaнee прeдупрeдили: к мeстным нe пoдxoдить, ничeгo нe трoгaть – вeздe стрaшнaя рaдиaция!

A кaк инструктирoвaли пeрeд выступлeниями бeлoрусскиx звeзд? «Кoмсoмoлкa» рaсспрoсилa знaмeнитoстeй o тoм, кaк oни дaвaли кoнцeрты нa зaрaжeнныx зeмляx.

Влaдислaв Мисeвич: Прoдукты oт рaдиaции нaкрывaли цeллoфaнoм

Пoслe aвaрии в Чeрнoбылe «Пeсняры» oтпрaвились в Гoмeльскую oблaсть с кoнцeртaми.

– Мы жили в Мoзырe, и мeня сильнo пoрaзил пoлупустoй гoрoд – вoкруг лишь жeнщины и дeти, – рaсскaзaл «Кoмсoмoлкe» один из создателей легендарного ансамбля Владислав Мисевич. – Зато туда свезли много милиционеров, мобилизовали курсантов.

К нам подсадили пару инженеров, которые не разрешали выходить на обочину, демонстрировали высокий фон не только в придорожной траве, но и на колесах нашей машины. Транспорт старались мыть водой несколько раз в день.

Нас предупреждали быть очень аккуратными – в некоторых местах радиация зашкаливала, все вокруг трещало.

Много лет спустя я встретил нашего сопровождающего на гастролях в Америке. Он обрадовался: «Помните, я вам радиацию мерил?» Такое не забудешь…

В Мозыре на улице продавали продукты, чтобы уберечь от радиации – прикрывали целлофаном. Мы тогда еще спрашивали: как определить радиацию? Нам говорили, что это вкус железа во рту. И мы его чувствовали…

Позже в Минске на стадионе «Динамо» мы участвовали в благотворительном концерте.

Был полный стадион. Тогда еще не было верхней трибуны, собралось, думаю, тысяч 25. Билеты, как сейчас помню, продавали по рублю, но куда пошли собранные деньги, мы так и не узнали, якобы в фонд Чернобыля.

У Светланы Пенкиной (жена Мулявина. – Ред.) были знакомые врачи в лечкомиссии, и она дала для моей маленькой дочки таблетки йода. Не знаю, помогли или нет, но сейчас с ней все хорошо, она уже взрослая.

Потом мы полетели в Красноярск и решили на чистой территории провериться на радиацию. Нам в ответ лишь улыбнулись, пояснив, что у них фон стабильно выше нашего даже чернобыльского. Там же сплошная промышленная зона, урановые руды вокруг…

Я тогда был в разводе и в Минске жил у приятеля. А у того на балконе – огородик. Однажды пришел сосед с дозиметром и сунул штырь в землю. Дозиметр тут же затрещал, загудел! Мы так перепугались, что сразу выбросили закуску с того огорода. Поняли, что это радиоактивный дождь принес заразу.

В зоне «Песняры» тоже выступали. Перед визитом в Чернобыль врачи нам советовали выпить стакан водки. Или вина на худой конец, мол, от радиации точно помогает. Мы еще удивились, почему об этом не говорят по телевизору, а медики лишь развели руками: «Мы не можем сказать, что это полезно – народ и так спивается!..»

Меня потрясло, как свозили детей на майскую демонстрацию, когда выбросы наверняка уже достигли столицы. Мой друг, спортивный функционер, готовил тогда праздничную программу на открытом воздухе в парке Горького. Чтобы создать ощущение всеобщего счастья, полуголые детки веселили публику прямо под горячим майским солнцем.

Александр Тиханович: Нас постоянно успокаивали, что все чисто

Народный артист вместе с супругой Ядвигой Поплавской не раз бывали с концертами в загрязненной зоне.

– Первый раз примерно через год, уже после дезактивации. Помню, подъезжаем к зоне, там пост. Нам посоветовали нигде не останавливаться, из машины до концертной площадки не выходить.

Тихановича и Поплавскую в загрязненной зоне поили красным вином.
Тихановича и Поплавскую в загрязненной зоне поили красным вином и заставляли мыть руки.
Фото: личный архив.

Многие потом спрашивали: страшно ли нам было? До сих пор страшно, когда проезжаешь мимо оставленных домов с пустыми глазницами окон. Звенящая тишина, вокруг ничего, кроме насекомых и сорняков. Заброшенные дома, школы, пустые остановки – это всегда удручающая картина. Она не дает забыть про то, что взрыв был мирный, а в итоге пострадало огромное количество людей. Это большая опасность и сигнал для всех…

Проезжая мимо, мы увидели стариков, которые отказались уезжать с нажитых мест. Остановились, расспросили их про здоровье, почему не уезжают с зараженной территории.

– Куды ж мы адсюль паедзем, старыя ўжо. А адчувем сабе добра…

Когда через несколько лет мы проезжали мимо, в тех местах уже никого не увидели. Последний раз мы выступали в Чернобыле на празднике энергетиков, там уже все восстановлено. Концерты всегда проходили на высокой позитивной ноте.

Кстати, про ликвидацию последствий на станции нам подробно рассказывал Ядин брат, химик. Он тогда служил в специальных войсках, на них надели специальную форму. Они помогали, выносили, подносили, обливали водой друг друга, чтобы сбить радиацию.

Их, а позже и нас угощали там красным вином и заставляли часто мыть руки. А еще постоянно успокаивали: «Вы не переживайте, все уже улеглось, радиация ушла, фона уже нет…»

Анатолий Ярмоленко: В полночь мы срочно покинули Гомель

– В то время я жил в Гомеле, мы работали в Гомельской филармонии. Сразу после аварии на ЧАЭС считалось за честь выступить перед ликвидаторами.

Мы выступали в Брагине, Наровле, Хойниках. И в клубах, и под открытым небом.

В мае поехали в Киев на фестиваль «Киевская весна». Нас поселили в гостинице «Москва» (сейчас «Украина») на Крещатике, где тогда находился штаб по ликвидации последствий. Мне запомнился пустой Киев, который шокировал из гостиничного окна. Многие артисты отказались ехать на фестиваль и даже в Гомель.

Анатолий Ярмоленко (второй слева), узнав про реальный уровень радиации, поспешил увезти семью в Москву.
Анатолий Ярмоленко (второй слева), узнав про реальный уровень радиации, поспешил увезти семью в Москву.
Фото: личный архив.

Мы выступали и в самом Чернобыле, это было печально. Но мы поступили как патриоты: раз там люди – мы должны петь. Нас проверяли на радиацию на въезде и на выезде из зоны. Подарили накопительные дозиметры в форме авторучек. У нас с собой был и большой дозиметр, который трещал и звенел, когда мы заходили в лес.

Чтобы не сеять панику, простым людям не рассказывали про реальный уровень радиации. Но я в конце весны попал после концерта на прием к местному начальству. И мне сказали правду, показали карту загрязненных территорий. Я спросил, почему же об этом не говорят, в ответ рассказали, что вся информация отправлена начальству в Москву. А почему молчат они, кто их знает…

Помню, на меня это произвело сильное впечатление, я переживал за детей, и в полночь на машине мы выехали в Москву. Там сняли гостиницу и переждали какое-то время.

источник

↑ Наверх ↑

aRuma бесплатная регистрация в каталогах тендерный кредит
Доставка грузов