Землякам пережившим Чернобыльскую трагедию посвящаю эти строки

Землякам пережившим Чернобыльскую трагедию посвящаю эти строки

Зeмлякaм пeрeжившим Чeрнoбыльскую трaгeдию пoсвящaю эти стрoки.

Зeмлякaм пeрeжившим Чeрнoбыльскую трaгeдию пoсвящaю эти стрoки.

Xaтa стoит нa пригoркe oднa,

В тeни вeкoвoгo дубa.

Кoлoдeц чистoй крыничнoй вoды,

Журaвль вeчный стрaж у срубa.

A в сaду всe в цвeту,

Груши, вишни и сливы.

Кaк в нaрядe цвeтнoм,

Яркo прaздничнo, живo…

Ктo нaм мoг прeдскaзaть,

Бoль идущую из Чeрнoбыля?

 

Дaвнo этo былo,

И былo в суббoту.

Прaздничный мaй нaступaл,

С Чeрнигoвa в гoсти к рoдным я приexaл.

Нo o гoрe грядущeм и пoдумaть нe мoг.

 

26 aпрeля я прoснулся с рaссвeтoм,

Oт вeсeннeгo свистa сквoрцoв.

Лишь взглянул зa oкнo, мoe сeрдцe сoмлeлo.

Бeлoй вишенки цвет опалил мне лицо.

Мысль- созреть Край Родной охватило сознание,

И я завел мотоцикл, укатил в глухомань.

Весны ощутить оживание…

 

Вот мчусь по безлюдью осушенных болот,

По тропам едва лишь подсохшим.

По влажной земле и зеленым коврам,

Вдоль сосен угрюмо молчавших.

 

Еду туда, где уже началось,

Даже не знаю об этом.

Что ночью вырвался и удрал,

В край Полесский, как огненный конь,

Разъяренный атомный реактор.

_Вот и заветный Сиверский гребень,

Горы песчаные в склонах крутых.

Склоны, так чисто ветрами обдутые,

Голые корни, как змеи у елей густых.

И на виду старое эхо военной эпохи.

Сотни осколков и гильз пустых,

Словно автографы дней тех далеких.

Вдруг на грустные мысли меня навели.

За горою в дали вертолеты кружат,

Рядом крыльчатки от бомб ржавея лежат.

 

Молча скорбя собрал я осколки,

Шапкой на склон крутой наносил.

Выложив бомбу из ржавых металлов,

Ленточкой гильз ее раскрестил.

Шишек сосновых у сосен собрал,

И ими же в плане большем написал.

МИРУ- МИР! НЕТ- ВОЙНЕ!

И укатил с той горы ничего не заметив,

Как дышит реактор при солнечном свете.

 

В тот день от родных в город свой уезжая,

Горькую весть на пироне узнал я.

Чего это вдруг беспокоен народ?

Чернобыль рванул!!!

ОХ,что ж будет!?

К чему приведет!?

В свежей памяти надпись,

На песчаной горе.

МИРУ- МИР! НЕТ- ВОЙНЕ!

 

_Дни проходили, разростались и слухи,

Меня же тянуло в село, край родной.

Город стылый мне стал, сердце ныло от муки,

И спешу к старикам я вернуться домой.

Мать с отцом там в близи изверженья вулкана,

Как обуздать огневого коня?!

Сколько нужно аркана?!

Снова еду к родным,

И вперед улетела душа.

А за нею тревожно дыша мучиться поезд,

Но в вагоне не так, как было всегда.

Лица грустные у пассажиров.

Ропот о горе, о всеобщей беде,

Страх не ощутимого воздействия радионуклидов.

 

_Люди халатных вампиров клянут,

Раскрывших пасть огневую.

Что выпустив атом, кровушку пьют,

Старческую и молодую.

 

 

Поезд к Н.Иолче дошел,

Дальше движения нету.

Дальше зона ЧАЭС,И кроется в ней

Стронций, Цезий

И вольность Гамма и Бета лучей

В невидимом свете своих излучений.

 

_Вот и домик родной,

Мать встречает в рыдании.

«Что ж это будет сынок?

За что таково наказание!?»

Лишь с виду спокоен отец,

Сигарету в руке разминая.

Молча взглянул на меня,

Пес на цепи у сарая.

И по прежнему сад цветет радиацию поглощая.

Колодец закрыт целлофаном тройным,

Журавль его озабочено свесил.

Будто просил он меня, побыстрей,

Ведро на крючок повесить.

«Брали пробу воды,

Сейчас пьем очень мало.

Камышовая крыша сарая,

В зашкалку дозиметра ломит.»

Буркнул родитель устало.

 

А вокруг жуткий гул,

Свист винтов вертолетов.

Стаями что-то несут и несут,

К огнедышащему гроту…

 

_В след смотрел я им скорбно,

Представляя Авган.

Этот невидимый враг,

Пострашнее душмана в горах.

Больно было в душе,

От жалости к людям и краю.

Стыл в моем горле комок,

Но, что делать не знал я!

Вдруг, как рыжая туча та,

С набором невидимых компонентов.

Тень вертолета над хатой висит,

К чему бы все это?

И брызнула масса шоколадной смеси,

Крыша вся впеленалась.

Сад потемнел, потемнели цветы,

Земля рыжей пленкой услалась.

Закапал тот шоколад из листвы,

Струился по стенам побеленной хаты.

Словно тысячи глаз людских камышины стрихи,

Лились слезы, слезы Родимой утраты.

А вокруг еще долго лился,

Шоколадной смеси дезоктиватор.

 

_Вот и годы прошли,

Не забыть нам трагический случай.

В зоне ЧАЭС села снесли,

За Днепром построен Славутич.

Езжу в край лессовой,

Ведь не ездить нельзя…

Там остались родные,

Там остались друзья…

Но не та деревушка Иолча,

Изменилась она.

Не звенит детский смех,

Не гуляют юнцы до утра.

На скамейках старушки угрюмо сидят,

А не нянчат как прежде своих унучат.

Позакрыты колодцы,

Не стоят возле них журавли.

Видно в чистую даль улетели они.

Как то раз я рескнул,

Съездил зону взглянуть.

Там до ужаса сжималася грудь,

Сколько уж лет траву там не косят,

Грибов не берут и орехов не носят.

Лишь звери, как дома, в стихии своей,

И ЗОНА их дом, ДОМ закрытых дверей.

 

 

 

 

Андрей Ятченко г.Чернигов

 

5

0

Комментарии закрыты.

↑ Наверх ↑

aRuma бесплатная регистрация в каталогахтендерный кредит
Доставка грузов